Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:37 

Пламя.

you can stand under my umbrella
Размещаю здесь один из своих лучших рассказов. Его мало кто читал.


Мама, мамочка! – звонкий детский голос.
В ночи. Яркий огонь освещал степь, его искры взмывали до небес. А эти небеса скрывала завеса дыма.
- Мама! Где ты?!
И только треск огня. Но он не мог заглушить душераздирающие детские крики. По щекам маленькой девочки катились горькие слезы. Тринадцатилетний подросток закрывал ей лицо руками.
- Соня, мама с папой спаслись. Нас найдут, мы вернемся в город и обязательно встретим их там, - тихим голосом шептал он девочке на ухо.
- Правда?
- Конечно, - говорил он еще тише, едва веря собственным словам. А в глазах отражалась лишь темная степь, яркое пламя и огромное крыло упавшего самолета.
- Успокойся, пожалуйста. Скоро приедут спасатели.
- Костя, они найдут маму? А папу? – Соня поправила испачканное в крови и копоти белое платьице.
Он только кивнул с грустной улыбкой на лице. И, казалось, почти не мог сдержать слез. Вот одна покатилась по щеке. Еще одна… В этой катастрофе они потеряли все: родителей, вещи, надежду на светлое будущее.
В огне можно было различить фигуру человека. Покачиваясь, он медленно шел по направлению к детям. Красные блики плясали по его грязному, изуродованному лицу.
- Дети, - хрипло произнес он.
- Папа! – маленькая Соня кинулась ему навстречу.
А человек в лохмотьях внезапно упал замертво, успев пробормотать только:
- Дети живы…
- Папа! – девочка упала на колени. – Очнись, очнись же! Папочка… не умирай, пожалуйста, только не умирай.
Лицо Сони покраснело от горьких слез, спина содрогалась от рыданий, а белое платье совсем промокло. Пятилетняя девочка сжимала еще теплую руку отца и тихонько повторяла:
- Папа, папочка, не оставляй нас…
Костя даже не решился подойти, заглянуть в эти остекленевшие, но до боли знакомые глаза. Он только отвернулся, пряча от сестры слезы. А перед глазами был только серый туман.
Безлунную ночь в степи освещал лишь огонь пожара. Треск сухой травы. Детские всхлипы. Шепот ветра в поле. Языки пламени до небес. Того пламени, в котором погибли родители. Того пламени, что теперь согревало их этой холодной ночью.
Маленькая Соня уснула рядом с Костей, а в его глазах еще долго отражались обломки самолета.
«Родителей больше нет… Что теперь делать. Как жить?.. Почему именно они?» - проносилось у подростка в голове.
Он всегда знал, что, вырастая, люди теряют своих близких. Но почему так рано? Почему к ним так жестока судьба? Почему?!
Девочка тихо спала без снов, выплакав все слезы. Она была в состоянии шока. А Костя только сжимал кулаки, не в силах что-либо изменить.
«Я хочу, чтобы этого дня не было!»
Беспомощный перед лицом судьбы, он опустил руки, глядя в землю. Перед глазами мелькали образы, рваные в клочки воспоминаний: мать, обнимающая Соню, стюардесса с натянутой улыбкой на лице сообщающая: ”Уважаемые пассажиры, самолет вошел в зону турбулентности, но это временные трудности. Пожалуйста, оставайтесь на своих местах и пристегните ремни”. А еще Косте вспомнилось твердое, будто каменное лицо отца.
“Он знал! Точно знал, что слова стюардессы - вранье, что самолет разобьется”.
А потом… Потом, когда самолет стал терять высоту, гул турбин не мог заглушить крики людей в панике. Пассажиров просто вжимало в кресла, но они все равно пытались дотянуться до окон и двери. Но не смогли… Удар. Ужасный по силе удар, а через несколько секунд – взрыв. Все пылало в огне. Костя даже не помнил, как выбрался из горящего самолета и вытащил сестру.
Так и прошла самая холодная ночь в их жизни. В мучительной бессоннице и мыслях о катастрофе.
Кроваво-красная заря, яркий диск солнца на востоке, капельки росы на сухой траве, по которой пробегал холодный ветер. Утренние лучи осветили дымящиеся обломки самолета. И двух детей, спавших в степи.
Костя приоткрыл глаза. Смотреть на восходящее солнце было больно, просто невыносимо. Сестра все еще спала. На ее грязном личике не было и тени улыбки. Соня. Просто упрямая маленькая девочка. Иногда капризная. Иногда любопытная. Она была совсем еще ребенком, жила в ярком и красочном мире. Но сейчас он лопнул. Лопнул, как большой мыльный пузырь. Или воздушный шар. А вокруг жестокая реальность.
Подросток встал и оглянулся. Кроме них никого. Совсем никого. Пустое поле и зеленые лесополосы. А Костя так надеялся, что к утру здесь появятся спасатели.
«Наверняка, никто еще не знает о катастрофе», - пронеслась в его голове мысль отчаяния.
Он посмотрел на сестру. Они никогда не были близкими людьми. Частые ссоры, насмешки со стороны Кости, мелкая месть со стороны Сони. Они жили, как кошка с собакой, то есть, как обычные брат с сестрой. Но когда случалось что-то серьезное, забывали все свои разногласия. Потому, что родные.
Брат и не заметил, как проснулась Соня.
- Костя, а где мама? – тихо произнесла она.
Молчание в ответ.
- Где мама? – повторила девочка, думая, что он ее не расслышал.
И снова тишина.
- Костя?!
- Что, Костя? – он недовольно посмотрел на сестру.
- Почему ты не отвечаешь? – обиженно спросила она.
- Потому, - он отвернулся.
- Ну почему?
- Разве ты не понимаешь? – ему очень не хотелось отвечать на этот вопрос. Слишком больно. Рана в его душе все еще кровоточила.
- Ну, где же мама? – не успокаивалась упрямая девочка, вставая и поправляя платье.
Этот бестактный вопрос начинал выводить его из себя.
- Где она?
- Да нет ее! – не выдержал Костя. – Мама умерла… Умерла, слышишь! Ее больше никогда с нами не будет. Ты ведь помнишь, как она говорила в самолете: «Это временные неполадки. Скоро мы прилетим. Все нормально». И только после катастрофы оказалось, что на самом деле все было совсем не так… Она говорила это только для того, чтобы нас успокоить. Мама погибла, как и папа! Мамы нет!
Повисла мертвая, гнетущая тишина. И только ветер пробегал по траве.
Тяжело дыша, Костя посмотрел на пораженную сестру. Ее лицо побледнело, она не могла сказать ни слова. На глаза выступили слезы. Казалось, девочка вот-вот разрыдается.
- Прости, - он отвернулся.
И в ответ услышал только приглушенные всхлипы.
- Прости, - повторил Костя. – Но это правда.
Девочка лишь заплакала сильнее.
- Зачем ты сказал?
- Ты сама меня спрашивала, - он посмотрел в землю. – А теперь успокойся. Успокойся, пожалуйста.
Он всегда хотел быть сильным, твердым, решительным, как его отец. Костя всегда к этому стремился. Но сейчас. Сейчас ему не хватало той смелости, стойкости, уверенности. Он только казался взрослым. Но не был им. А каким он был? Серьезным, недоверчивым. Костя умел разбираться в людях, читать по глазам, безошибочно отличать правду ото лжи. Раньше он никогда не позволял себе выставлять эмоции напоказ, тем более, плакать, даже когда в раннем детстве умер любимый пес. Но это не значило, что он был бесчувственным.
«А теперь. Теперь я буду сильным! У Соньки кроме меня никого нет. А у меня – кроме нее», - подумал он, глядя в бескрайнюю степь.
Маленькая девочка вытерла слезы подолом грязного платья.
- Я… я больше не буду плакать, - запинаясь, произнесла она.
- Хорошо, - брат впервые после катастрофы улыбнулся ей.
А уже где-то совсем близко шумно разрезали воздух лопасти вертолета. Тысячи людей слышали в новостях о падении пассажирского самолета. К Косте с Соней летела бригада МЧС, врачей и психологов. Но брат с сестрой об этом не знали. Вертолеты казались маленькими точками в голубом утреннем небе.
Шум все ближе. Ветер прижимал траву к земле. А несколько вертолетов уже сели. Косте казалось, все было как в тумане. Кто-то схватил за руку, кто-то осмотрел, кто-то говорил про подозрительный черный ящик.
- Только вы выжили?
- Да, - односложно ответил Костя, держа сестру за руку.
- Ты не ранен? – глядя ему в глаза, спросил врач.
- Нет.
- А девочка?
- Тоже, - он только сильнее сжал ее руку.
Вокруг люди в белых халатах и синих комбинезонах, несколько камер и что-то говорящий в микрофон репортер. Его голос, голоса других людей и шум вертолетов сливались в один невыносимый гул, который еще долго стоял у Кости в ушах.
Он опомнился только тогда, когда дымящееся крыло самолета медленно удалялось от него в окне. Они с сестрой снова летели.
Летели туда, где их ждала новая жизнь. Пусть без родителей. Пусть эта новая жизнь казалась страшнее старой. Пусть Костя сломал несколько ребер, но даже не заметил этого. Пусть.
Он станет сильным душой и телом и теперь не боится смерти. Она больше не заплачет. И они вместе будут бороться за свою жизнь.
Потому, что ее пламя в их сердцах еще не угасло…

15:35 

(Воспоминание десятое)

you can stand under my umbrella
Так тоскливо, серо, болезненно, пусто. Сижу в кабинете, вслушиваюсь в звуки там, за стеной. Чьи-то шаги по коридору… И снова вздрагивает сердце. Шаги приближаются… человек проходит мимо, и звук удаляется. В ожидании проходит полтора часа.

Когда он вошел, мы только поздоровались. Он сидел за столом, листал какую-то книгу, что-то из нее выписывал. А я сидела в метре от него и не могла подойти. Что-то держало меня на этом стуле, и я только мяла в руках игрушечного черного котенка – подарок подруге.

Мы ушли вместе. И снова все встало на свои места. Снова шли под руку и говорили друг другу о всяких глупостях. Снова как раньше. Снова тепло его руки.

Я не понимаю, что происходит. Я отказываюсь понимать. Но все равно буду любить.

Когда мы прощались, мне нужно было позвонить. Он стоял рядом и отчего-то кусал губы. Глаз его я не видела – он был в темных очках…

Запись от 25.03.07

15:32 

(Воспоминание девятое)

you can stand under my umbrella
Прошел еще один день. Солнечный, ветреный, яркий. Но у меня болит сердце. Сильно болит…

Плакать я не могу. Просто не могу. Слезы жгут душу.

Линчик весь вечер рыдала в трубку из-за Витиной болезни. Она ничего не может сделать, ничем ему помочь. И последнее действительно ужасно.

Звонила ему. Зря, наверное. Он снова на работе. Снова устал, сидел, набирал текст в Ворде, говорил мне, что все это – «детский сад».

А я не хочу ему верить! И не буду.

У нас с Линой есть только один выход – ждать. Только ждать. Я не знаю, чего, но нужно ждать.

Мои карты редко врут, а «Императрица» - определенно, хорошая карта. То же самое можно сказать об И-Цзин и о гексаграмме «Внутренняя правда».

Дует ветер перемен. Но правда, истина – она внутри меня…

Запись от 21.03.07

15:31 

(Воспоминание восьмое)

you can stand under my umbrella
Для него важнее работа. Работа, работа, работа… Он еще не знает, что я полюбила его именно за эту увлеченность работой, за эту целеустремленность. Он сказал, что испорчен работой, и зачем мне, чистому и светлому человеку, такой, как он. Как же он не понимает, что он мне нужнее воздуха. Такой, какой есть.

Он относится ко мне, как к талантливой и умной ученице, а испытывает по отношению ко мне только заботу…

Я еще маленькая… для него. Почему он так несправедлив ко мне? Я никогда в жизни не считала себя ребенком.

А я не буду убивать эту любовь. Я не буду! Не буду! Я буду продолжать любить его. И будь что будет!

Холодно. Невыносимо холодно. И этот холод пробирается вглубь души. Как же холодно!..

Нет, он не разбил мне сердце. Оно – не ваза, да и меня нельзя ранить так просто. Что бы не случилось, ‘my heart will go on’. Мы все равно будем общаться, и я не покажу ему своего горя. Мы не будем говорить на эту тему.

Просто несколько лет назад он обжегся. Но не все еще потеряно. Почему я, «маленькая» и хрупкая девочка, всегда собирала разбитое сердце по кусочкам и соединяла их вместе? Я никогда не теряла веры в это чувство, а он, взрослый человек, сторонится этого? Почему у меня хватает силы духа снова любить, а у него – нет?!

Сейчас я выплакала все слезы и мало что чувствую. Это очередной удар обухом по голове. Боль придет завтра. Только завтра, но я уже чувствую ее приближение.

Пока я не буду ему звонить. Не хочу звонить ему. Поменяю симку и подожду несколько дней. Так будет лучше, но я все равно буду любить его. Все равно. пусть он в работе забудет о нашем разговоре, да и мне будет уже не так больно.

Ну почему же «мы любим тех, кто нас не любит, и губим тех, кто в нас влюблен»?!

Пусть… я все равно буду любить. Я не повторю прошлых ошибок. Эта любовь не умрет внутри меня!

Запись от 20.03.07

15:30 

(Воспоминание седьмое)

you can stand under my umbrella
Сходила в редакцию «Нашего времени», купила в подарок Лине симпатичную лошадку, потом позвонила ему…

Принеслась к зданию журфака, как на крыльях. Да, именно крылья выросли у меня за спиной в этот светлый, яркий, бесконечно солнечный день. Сегодня он заставил меня побегать… Ну и пусть! Я все равно не буду любить его меньше.

Мы полчаса гуляли по Пушкинской под руку. Многие его знакомые видели нас вдвоем, а мы болтали, болтали, болтали… И пусть иногда повисала пауза, есть люди, с которыми приятно и помолчать.

Боже, как я люблю чувствовать его тепло!

Чуть позже я поехала к Лине на День Рождения, а он отправился в жур на пары.

С Лииной мы прекрасно посидели, пили чай, ели конфеты и мандарины, слушали музыку и говорили, говорили, говорили… Каждая о своем. Я – о Коле, она – о Вите (так и живем). И в тот момент, когда я уже собиралась уходить, позвонил он…

Он хотел встретится, а у меня как назло совсем не было денег. Поздно, солнце уже село, а я застряла здесь, на другом конце города. Как жаль!

Дома весь вечер кружилась в диком, безумном танце под песни, которые мне скинула Лина. Казалось, сейчас из ушей пойдет романтический бред. Просто романтический бред… и я пошла проветриться.

Сидела на лестнице, приставленной к крыше дома и со второго этажа смотрела на город, на яркие звезды в темном небе, на желтые квадратики окон домов… А потом я позвонила ему, и он захотел встретиться еще раз. Я предложила встретиться завтра. =)

Завтра я увижу его, завтра, все завтра… Никогда, еще никогда я не была так близка к своей цели. А моя цель – это Он. Он, Коля Соколов, человек, которого я люблю больше жизни.

Запись от 19.03.07

17:15 

(Фотошоп)

you can stand under my umbrella


15:57 

(Воспоминание шестое)

you can stand under my umbrella
Воспоминание шестое.

На ДАНЮИ я получила грамоту от оргкомитета и симпатичного мягкого утенка от газеты “Класс”. Если бы я все же сдала тезисы раньше, то получила бы первое место, а так…

Он пришел на награждение и тут же убежал, сказав, что у него съемка. После награждения я отправилась в “Хобби-центр” выбирать подарки для Лины и Дуни, и тут в сумке зажужжал телефон.

Через пять минут я уже сидела рядом с ним в актовом зале Дворца и смотрела церемонию закрытия конференции. Вот где у него была запланирована съемка)) А потом он сделал синхрон со мной для сюжета на Рен-тв. О, Боже… я никогда еще не говорила в камеру.

И после этого мы пошли… в библиотеку, куда ему было так важно попасть. А на улице шел дождь, холодный, мерзкий, мелкий дождь. В моей руке снова его рука. Смех и бесконечный разговор.

Когда дождь пошел сильнее, то он сказал, что я заболею, если буду идти без головного убора или зонтика. Он пытался повязать мне на голову свой шарфик =) Так трогательно… Но в таком виде я была больше похожа на шахидку. Это было ужасно смешно. И я предпочла промокнуть до нитки, а потом сидела в Публичной библиотеке и сушила волосы. Он сидел рядом со мной…

Запись от 18.03.07

15:50 

(Воспоминание пятое)

you can stand under my umbrella
Это был безумный, просто безумный день. Но я справилась, я выступила на конференции ДАНЮИ со своим докладом. Я говорила так, как нужно было говорить: громким, четким голосом, только изредка подсматривая в папку. И пусть я не успела рассказать обо всем, я считаю, что ему не было стыдно за меня. =)

А вчера весь “Искатель” разыскивал меня. Коля сидел во Дворце до позднего вечера, пытась мне дозвониться, но в трубке слышал только гудки. Хотя, очень мило, что он звонил. Он думал, что со мной что-то случилось, и потому я пропала. А со мной ничего не произошло. Со мной все в порядке… так же, как и всегда.

Сегодня вечером он предложил подарить мне телефон, чтобы не терять меня и быть со мной на связи… =)

В тот вечер никто не знал, как я устала. У меня просто подкашивались ноги. И не знаю, как бы я дошла до дома, если бы он предложил мне свою руку. =) Так мы и шли, обсуждая конференцию, жизнь, смеясь, наслаждаясь этим волшебным вечером. И солнце утонуло в темных облаках…

Как же приятно чувствовать тепло его руки!

Он сказал, что поможет мне поступить, что сделает для меня материал на Рен-тв. Я даже не мечтала о таком. Как-то неудобно, очень неудобно…

Снова появились бабочки в животе. Я так сильно и одновременно нежно люблю его, Колю, только его =)

Мы прощались, и он как всегда поцеловал меня в щеку, но так близко к губам! Я до сих пор помню это прикосновение.

За этот вечер я еще три раза услышала его фамилию. Она звучит повсюду – по телевидению, по радио, она написана на машинах. И я думаю… я не сомневаюсь, что это не случайно.

Запись от 16.03.07

19:26 

(Воспоминание четвертое)

you can stand under my umbrella
Сегодня как-то особенно холодно и серо вокруг. И еще с неба падает этот противный мелкий дождь, а ветер сбивает с ног.

Он был уставший, как всегда. Я ждала его около двух часов и думала, что сойду с ума от ожидания, бродила по городу. Но он все-таки пришел. Мы ходили по бесчисленным коридорам Дворца, по мраморным ступеням, по кабинетам… Я чуть не упала с лестницы, из-за того, что там очень скользкие ступени. Он сказал, что не нужно было надевать эти “ходули”, а что делать, если я люблю свои сапоги на каблуках?

Он сказал, что я пессимистка, задумчивая и всегда “на своей волне”. А это я просто после зимы такая. На самом деле я совсем другой человек. Я почти поверила тому, что он говорил. Но если я кажусь такой людям, то нужно что-то в себе менять. Нужно становиться позитивнее =)

Куда исчезла та самая счастливая Алина?

Ну и пусть на меня и не подали заявку на участие в конференции. Я выступлю так, чтобы ему не было за меня стыдно.

Стояли в переходе, прощались. На улице шел серый дождь, а мы прятались в мокрой толпе людей. И какой-то старичок играл на аккордионе. Музыка такая красивая, лирическая, была похожа на какой-то старинный танец. И почему он сказал, что у меня “стеклянные” глаза? Мне не верится, что они такие.

В тот момент я поняла, что два с половиной часа ждала именно этой минуты. И я не забуду его улыбающиеся глаза.

Я обещаю тебе, что изменюсь! Я обязательно стану лучше, намного лучше, чем есть сейчас. Я сломаю свой пессимизм, я научусь радоваться жизни, я стану более открытой. Это все будет ради тебя! И для тебя. =) Теперь у меня есть импульс к развитию.

Я обещаю тебе, самой себе и всему миру, что изменюсь. Ты даже не представляешь, как сильно влияешь на меня.

Все будет ради тебя!

Запись от 12.03.07

19:24 

(Воспоминание третье)

you can stand under my umbrella
Прикасаюсь лбом к холодному стеклу. А там ночь, ночь глядит на меня своими огромными черными глазами. Он не берет трубку, и это в тот момент, когда мне нужно так много ему сказать. Противно, гадко, неприятно… Он хорошо ко мне относится, но, наверное, не хочет пускать меня в свою жизнь. Только пока…

В клубе его сегодня не было. Интуиция была права.

А я буду его любить, не смотря ни на что… Мне на все просто плевать. Я буду любить его так, как не полюбит никто другой.

Я не хочу ему об этом говорить. Просто не хочу. Всему свое время. Только когда эти три слова станут комком в горле, не давая дышать, тогда я скажу.

А сейчас по щекам текут слезы, и я размазываю по лицу тушь…

I’m calling your rain. Rain for my heart!

Почему я так себя извожу?

П.С. Чуть позже он позвонил…

Запись от 11.03.07

19:23 

(Воспоминание второе)

you can stand under my umbrella
Сижу. Снова сижу. А за окном весенняя ночь. Все еще холодная, промозглая, ветряная, грустная. В комнате еле-слышно пахнет мимозой.

Я не могу усидеть на одном месте, мечусь по комнатам, ищу чего-то или кого-то. И не вполне представляю, что пережила эту неделю, что завтра снова встречу его. Я не знаю, как буду смотреть ему в глаза. Постараюсь обернуть события того воскресения в шутку. Да, наверное, так будет лучше.

Завтра я его встречу… Странно, что я не верю в это. Интуитивно не верю. Я верю только своему сердцу и больше ничему.

Почему-то я сейчас не совсем понимаю, что люблю его. Но об этой любви я готова писать где угодно и на чем угодно. А прежде всего здесь.

И пусть завтра он будет улыбаться. Мне так нравится его улыбка! =)

Запись от 10.03.07.

01:40 

(Воспоминание первое)

you can stand under my umbrella
Это дневник вашей Спирит))
Так как мой дневник в реале был начат немного раньше, то я буду выставлять его начало.

Осколки мыслей и клочки памяти.

Тот день, когда я снова его встретила, не был в моей памяти таким ярким, каким должен был быть. Серый, холодный, пасмурный. Таким в наш город приходит январь. Приходит и уходит.
В нашем клубе журналистов меня ему представили. Он начал говорить о своей работе, о журналистике, объяснять мне тему доклада, который я должна была написать. А я сидела и слушала, слушала, слушала... Слушала, как он увлеченно говорит о своей профессии, как на него смотрят влюбленными глазами все девчонки. А на моем лице снова была маска "равнодушного пренебрежения", странная, даже лукавая полуулыбка. И я смотрела на него и слушала...
Как же все это было глупо!
Я тогда и не предполагала, что так скоро его полюблю.

Когда его нет в клубе, я чувствую себя обманутой. Почему? Не знаю. Даже когда он предупреждает меня о том, что не придет, я все равно так себя чувствую.

Без него я схожу с ума, я смеюсь и плачу одновременно. Я смеюсь, а по лицу текут слезы...
Какая-то странная любовь. Иногда она накрывает с головой, а иногда притаится внутри, как зверек, и спит.

И часто, когда его нет рядом, я чувствую неясную тоску. Бывает, когда нерв защемило. А у меня ощущение, будто защемили душу. Такая тихая, непрерывная, ноющая боль.

Когда он ел булочку с сахарной пудрой, мне невероятно хотелось его поцеловать! =)

Возвращаюсь в реальность... За окном что-то неясно шепчет дождь. И затмения совсем не видно. В лужах отражается одинокий фонарь. Он спрятался в мокрых, блестящих ветках, как в паутине. И в нем так же, как и в моем сердце, горит огонек веры, надежды и любви.

Я не знаю, что будет завтра, я совершенно не представляю этого...

А он, наверное, снова поздно пришел домой, очень устал и сразу же упал на кровать. Я на другом конце города буду слушать голос дождя, что поет тебе колыбельную этой ночью...

Запись от 3.03.07.

01:12 

Привет фсем!

you can stand under my umbrella
Итак, я начинаю вести дневник. Я всегда довольно скептически относилась к дневникам, но в последнее время хочется запомнить каждую минуту жизни. Это интернет-версия моего дневника воспоминаний Memories =)

along the way

главная