Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
13:49 

Добро пожаловать! =)

you can stand under my umbrella
Наверное, я должна была давно сказать вам это: "Welcome, мои новые ПЧелки =))".
Baran, Keissy, L@veless, Vlyublennaya_ochen!!!, Лёд и пламя, Мон Герр, улыбка-в-кадр =)))

01:33 

(Воспоминание двадцать пятое)

you can stand under my umbrella
Кажется, что я сплю… и не хочу просыпаться. Потому что если я проснусь, будет больно.
Теряюсь, забываюсь в череде важных дел, трудных дней, забот и проблем, живу в гуще событий в ритме нон-стоп. Без остановок.

У меня нет времени на мысли, я думаю только о том, что должна сделать сегодня, куда пойти, во сколько и зачем.

Действительно, зачем? Чтобы забыться… чтобы не думать… не думать о нем.

Я будто бы под действием анестезии, которую вкололи в сердце. Я почти ничего не чувствую, хоть вы меня режьте. Со мной можно делать все, что угодно, потому что я не почувствую ничего. Как под наркозом… Можно даже ампутировать мое больное сердце. Кажется, я даже не замечу.

Праздники и будни захватили меня, чужой смех, постоянные документы, брызги шампанского, бесстрастные лица в приемной комиссии в вузе. Поступление – это все, что меня сейчас волнует после выпускного. Поступление – это то, о чем я так страстно мечтаю. Поступление – это сон и реальность, это мечта и полночный бред. Это сейчас моя жизнь.

«Не беспокоить», - как бы я хотела повесить на двери табличку с такой надписью. Как бы я хотела, чтобы меня больше никто не пугал тем, что «поступить так трудно и так тяжело». Как бы я хотела, чтобы никто не стоял передо мной цербером и не полоскал на досуге мозги о том, почему же я не получила медаль. Как бы я хотела, чтобы мне дали спокойно подготовиться к экзаменам. Как бы я хотела, чтобы хотя бы через полгода, через год, но он вернулся…

В этой бесконечной череде забот я почти забыла, что умею чувствовать и любить. Я во сне, таком же вязком, тягучем сне, как этот жаркий и томный летний день. И пусть он не кончается. По крайней мере, до августа.

Мне нужна уверенность, воля и сила духа, чтобы поступить и победить все страхи. Мне нужно хорошее настроение. А любое напоминание о нем, любая мелочь вызывает неясную боль в груди. Но я тут же выкидываю все эти мысли из головы.

Чтобы забыться…

Запись от 6.07.07

00:52 

(Воспоминание двадцать шестое)

you can stand under my umbrella
Вернулся... вернулся ведь. А я и не верила, он сделал вид, что ничего не произошло. Интересовался моей жизнью, рассказывал о себе, все стало почти как прежде.

Я надеялась, но не ждала. И его звонок стал для меня большим сюрпризом. Сначала я сомневалась, искала подвох. С тяжелым сердцем ехала на эту встречу.

Пришлось довольно долго его ждать (забыл мобильник дома, и пришлось возвращаться).
Зеленая листва тихо шумела в парке, по которому я "наматывала круги". Медленным шагом мимо прохожих, мимо аттракционов, мимо молодых людей, явно желающих познакомиться.

Но мне было не до них, а от особо навязчивых, я просто отмахивалась. Конечно, это странная картина: девушка в субботу вечером в парке и одна. Вокруг только компании и парочки, а я просто шла мимо и пыталась разобраться, как я сейчас отношусь к этому человеку. Но мысли спутались в клубок, и я не могла ничего понять.

А потом сразу так тепло стало на душе, когда он появился. Когда снова моя рука в его руке. И боль, и обида, и горечь - все прошло. Исчезло, как туман. Точно так же испарился и сон, в котором я жила эти две недели, не чувствуя, что живу.

И вот я проснулась.

Но теперь я не такая. Я понимаю его: его мысли, чувства, мотивы, цели, желания... Кажется, я понимаю его, как никто другой.

Почему же мне так хорошо рядом с ним, почему я так люблю его, пусть он причинил мне немало боли?

Запись от 7.07.07


18:31 

(Воспоминание без номера)

you can stand under my umbrella
Вот, все к этому по наклонной и катилось... мы расстались... я долго в дневнике не писала, хотя происходили и хорошие события... были и встречи, и поцелуи, и не было на земле человека счастливее меня... все кончилось, а я еще люблю... почему? Почему так тяжело? Как трудно говорить... все же в сердце теплится надежда на то, что со временем что-то изменится. А может и нет... но я буду продолжать любить...

14:30 

Новый диз))

you can stand under my umbrella
Как вам на этот раз? Тоже сама делала)))

19:55 

(Воспоминание двадцать третье)

you can stand under my umbrella
Сегодня был грустный день. Однозначно грустный.

Утром все уехали в Таганрог, а я осталась одна, наедине с котом решать алгебру. Потому что завтра нужно сдать эту тетрадку.

И лучше бы я сегодня не ходила на эту встречу. Лучше бы я сегодня не виделась с ним. Так точно было бы лучше, но я многое поняла. Хотя, обо всем по порядку.

Полчаса. Мне было дано всего полчаса, чтобы как реактивный самолет примчаться на другой конец города. На Театральную площадь.

А там был он. Ждал меня…

И мы пошли, пошли по Садовой. Говорили обо всем, как всегда. Наверное, это уже вошло в привычку. Но разговор не всегда клеился, а его раздражает, когда я молчу.

И он снова поднял эту тему. Я-то думала, что все изменилось…

Он говорил то, что ему не нужны обязательства. А еще то, что есть много девушек, с которыми можно просто спать. Но о каких-то серьезных отношениях с ними он даже не думает. Он говорил то, что мне нужно расти, что он не хочет выглядеть рядом со мной «старым извращенцем». Он опять говорил, что мне нужно не о том, и как отнесутся к нему мои родители.

Он еще много чего говорил. Но больше всего меня задело вот это:

Он говорил, что ему со мной не весело, что у нас нет точек пересечения, что у нас разная жизнь.

Весь день я столько думала об этом разговоре. Лучше бы его не было…

Если у него полно знакомых девушек, если он может позволить себе любую, то зачем ему я? Я не понимаю. Это ведь не я инициирую встречи. Зачем ему я, если он думает, что мы такие разные?! В чем причина?

Если меня игнорируют, то меня игнорируют. Если я кого-то игнорирую, то я игнорирую. Не звоню, не ищу встреч.

Так зачем ему я, если у него может быть фактически любая девушка? Любая, какую он захочет.

Его раздражает, что я частенько молчу. Просто жизнь долго учила меня сдерживать свои эмоции, подбирать слова. А может, это воспитания, я не знаю.

Я такой человек, который не будет открывать душу первому встречному.

Но если на кону моя любовь, то я эту душу открою. Только я должна быть уверена, что в нее не плюнут.

Он говорил, что ему со мной не весело. Но я ведь не клоунесса, чтобы всех смешить и радовать. Другая я. А что он хотел увидеть? Передвижной цирк-шапито?

Он что-то ищет, что-то необыкновенное, вроде любви с первого взгляда, головокружения, какого-то неземного приключения. Но разве такое бывает, чтобы за одну ночь найти и физическую половинку, и родственную душу? Или мне кажется, или в жизни так не бывает.

Когда я пришла домой, то хотела выбросить эти тюльпаны в вазе или разбить вазу об стену, но сдержалась. Жалко. И вазу, и цветы.

И я действительно задумалась над его словами. А вдруг у нас мало общего?

Составила список его интересов, о которых я знаю. Мелким почерком в каждой клетке на полстраницы. По одному интересу в строчке. Не так уж много…

А что я в действительности о нем знаю? Неужели так мало? Неужели я так плохо знаю его?

Это означает, что меня он знает еще хуже… Опять возвращаюсь к тому, что слишком закрыта в общении с ним. Я могу перечислить почти все его человеческие качества, а вот интересы…

Если мы действительно так мало знаем друг о друге, то нам нужно узнать друг друга поближе. Иначе – никак. Потому что из всех его интересов только один не совпадает с моими.

Я считаю, что мы очень похожи. Даже жизненный путь у нас похож. Мы оба любим солнечную погоду, животных, сладкое, путешествия, поспать, своих мам и жить не можем без музыки. Есть и некоторые другие совпадения: и у него, и у меня родители разведены, у нас есть родные братья, наши мамы в детстве жили в одном и том же городе – в Феодосии.

А он не знает, чем я живу и дышу. Потому что я дышу не поступлением и не «Искателем».

Я живу творчеством!

Чувствую, как у меня горят щеки. Это снова поднялась температура. А ведь позавчера и вчера я совершенно забыла о ней, победила свою болезнь. Но вот новый стресс – и все вернулось: и насморк, и кашель, и температура.

Пишу каким-то мелким, бисерным почерком. Будто бы и не я, но все же я. Почерк снова меняется в зависимости от настроения.

Вот… звонила ему сейчас, но так и не смогла ничего сказать. Просто сказала, что мне очень нужно поговорить. Но сейчас я физически не могу. Завтра. Скажу ему завтра. Наберу в грудь побольше воздуха и скажу все ему лично. По телефону это как-то не так.

Я открою ему свою душу, я наконец-то буду собой. Без всяких комплексов и предрассудков. Такая же эмоциональная и немного бесшабашная, какой меня знают только по-настоящему близкие люди. Такая, какой я бываю дома. Я сломаю в себе эти комплексы.

Для меня каждые отношения – это песня или даже несколько песен. Раньше с ним у меня ассоциировались Zero Assoluto – Semplicemente и Kelly Clarcson – Because of you. А теперь к ним добавилась еще и Dido – White flag.

А все потому, что там такие слова: ‘I will go down with the ship <…> There will be no white flag. I’m in love and always will be.’

Запись от 1.05.07

15:18 

Головоломка

you can stand under my umbrella
Старый-старый мой рассказ, но один из любимых)

Головоломка.
На полу были разбросаны кусочки мозаики-паззла. Я смотрела на незаконченное, несобранное изображение высокого замка из белого камня в холодной, покрытой снегами долине. Еловый лес на высоких холмах отражался в чистом не замерзшем озере. Острые шпили башен стремились ввысь, в голубое небо. Грязная дорога уходила куда-то вдаль от величественных деревянных ворот. Крыши освещало низкое зимнее солнце. Один из холмов, на который оно отбрасывало красные блики, будто обрывался в озеро. На нем расположилась небольшая желтая крепость. Ели и сосны в снегу казались на заднем плане голубоватыми и даже синеватыми. Очень красивая картина...
Я снова посмотрела на замок. Жаль, что у меня не получается собрать всю картину. Целая тысяча маленьких кусочков. На это надо очень много терпения. Вот так сидеть и подбирать каждый кусочек, думать, мучаться в сомнениях и откладывать его в сторону. Потом снова брать и ставить уже на совсем другое место.
А ведь насколько это похоже на жизнь! Жизнь - это ведь тоже одна огромная головоломка, каждая часть которой - это прожитая минута. И, складывая головоломку жизни, подбирая кусочки огромной мозаики, делая правильный выбор, мы строим свою судьбу. Сами. Каждая мысль, каждый поступок наносит отпечаток на нашу жизнь, и, как частичка головоломки, прочно встает на свое место. Наверное, не стоит жаловаться на судьбу, ведь она - совокупность последствий наших мыслей и действий.
Я все сидела на полу, уставившись на мозаику. Ничего не изменилось за доли секунды. Белые башни все так же упирались в морозное голубое небо, а вдали синели еловые леса на склонах холмов. Ничего не изменилось, кроме меня...

20:06 

(Воспоминание двадцать четвертое)

you can stand under my umbrella
С каждым днем картина в моей голове становится все яснее. С каждым днем я все лучше понимаю, что действительно происходит. И во мне все сильнее уверенность в том, что надо поговорить. Я знаю, что я скажу.

В последнее время я стала совсем нервная, издергалась. Его эмоциональный садизм меня убивает, он пьет из меня жизненную силу. И я уже не та, какой была несколько месяцев назад. Ноя без него не могу. И не хочу, правда, не хочу. Единственный, кто может вытащить меня из всего этого, – он сам.

Друзья уже бьют тревогу, говорят, что теряют меня, боятся, что скоро я сама себя потеряю. И действительно, из жизнерадостной и милой девушки я превратилась в нервное, затурканное существо. Дошло даже до того, что моя болезнь продолжается на нервной почве.

Эва посоветовала поговорить с ним, разобраться. Он, наверное, запутался и думает, что это совсем не то, чего он ждал.

Я надеюсь, что хоть немного, хоть чуть-чуть ему нужна. Надеюсь, что он хоть что-то чувствует по отношению ко мне.

Возможно, его устраивает такое положение неопределенности. А я больше не могу находиться в подвешенном состоянии. Как в статье, которую я вчера прочитала: «Ощущение, будто спрыгнула с самолета, ждешь, когда раскроется парашют, и, конечно, не веришь, что он раскроется».

Перечитывала в старом дневнике «Первое и последнее откровение». Да, тогда я была совсем другой, я изменилась, и это замечают все. Но я хочу стать такой же, как раньше, очень хочу! И вместе с тем не хочу отказываться от этой любви. Без него моя жизнь станет совсем пустой, серой и бессмысленной.

Все, чего я хочу, это взаимность и гармония. А еще немного покоя, чтобы залечить старые раны.

Мне нужно с ним поговорить. Очень нужно. Мне нужно услышать его точку зрения. Мне нужно, чтобы он тоже меня понял. И чем скорее произойдет этот разговор, тем лучше.

Сегодня мне снился он. =) Впервые за долгое время. Около месяца я спала почти без снов. А сегодня видела его))) Может, это знак какой-то?

Как же хочется быть счастливой! И обязательно вместе с ним! =)

Запись от 4.05.07

17:30 

Горячая кровь

you can stand under my umbrella
Рассказ, написанный в феврале. Посвящается моему любимому человеку))
Коля, это тебе и про тебя. =)

Горячая кровь.

Кутаюсь в теплый свитер, лежа на диване. До сознания едва доносится грустная мелодия, играющая в колонках. Вокруг только плотная темнота, и ночь глядит в окно. У нее такие огромные черные глаза. Совсем как у совы. Она пристально смотрит внутрь меня, и, кажется, видит самые потаенные уголки души.
Этой ночью так невероятно холодно. Но жар сжигает меня изнутри, медленно, невыносимо. И мое лицо будто горит. Температура тела неумолимо поднимается, я кожей чувствую это.
Неужели снова… Опять я должна…
Грустные, спокойные, нежные ноты проникают в сердце, задевая какие-то тончайшие упругие струны. И душа звенит. Звенит от неясной, непонятной тоски… Странная, тупая боль внутри.
Я только поджимаю под себя ноги. А по комнате бродят серые тени, и холодный свет мертвенно-бледной луны ложится на пол. Жарко… Это снова во мне просыпается дикий зверь… И в висках пульсирует горячая кровь.
Почему же сегодня полнолуние?
А ты так ведь так далеко… за тысячу километров… И ни одна живая душа не знает, как мне больно такими ночами. Даже ты. Но я никогда не расскажу тебе об этом. Нет, это будет только моей тайной.
Я снова думаю о тебе…
Чувствую, как крупные горошины слез катятся по щекам. Слышу чей-то потусторонний смех. Но это ведь я смеюсь! Смеюсь сквозь слезы… Потому, что люблю. Потому, что скучаю. Потому, что ничего не могу с собой поделать. Мне без тебя так одиноко…
И пусть я не такая, как все. Пусть каждое полнолуние я становлюсь волком. Это еще не значит, что я не способна любить! Любить точно так же, как другие…
Или наоборот любить так, как не любит никто.
Сердцу тесно в груди… еще секунда, и оно вырвется.
Я жадно глотаю ртом воздух, как будто каждый вдох – последний. Глоток, еще глоток. Как же трудно дышать! И, кажется, я задыхаюсь.
И с каждым аккордом песни я все сильнее горю. Где-то там, внутри – всепоглощающий, горячий, испепеляющий огонь. Он растекается по телу вместе с горячей кровью.
Я встаю с дивана, прикасаюсь пальцами к ледяному стеклу. А за ним ночь глядит на меня своими совиными глазами. И от этого становится немного жутко.
Хочется кричать. Хочется царапать ногтями ледяное стекло. И выть от тоски. По-звериному, совсем как волки воют на луну.
Луна – она такая бледная, холодная, недосягаемая, далекая… Купается в темной вате облаков, улыбается мне так грустно. Будто она тоже живая.
Кто я? Зверь или человек?
Луна… она делает меня такой. Я не знаю, что за существо просыпается в полнолуние. Сегодня одна из тех ночей.
Глоток, еще глоток холодного воздуха… Я будто пью его и не могу напиться.
Горячая, обжигающая боль во всем теле. И вот уже ладони покрываются густой жесткой шерстью…
Я с ужасом гляжу на свои руки. Это уже не руки, а лапы. Уродливые, серые, когтистые лапы.
Волчица… я не виновата, что родилась не такой, как все. Я не виновата, что мой род навеки проклят. И все же должна искупать грехи предков. Так же, как должны будут мои дети и внуки.
Горячая кровь волка. Она внутри меня. Она - красный пульс моей жизни. Только ты об этом не знаешь.
Да и я не знаю, кто любит тебя больше – я или та волчица, что просыпается во мне в полнолуние.
Жарко… Больно… Я снова теряю над собой контроль.
В звериной голове проносится единственная человеческая мысль – я знаю, ты услышишь волчий вой, мою тоску, мою боль. Только не пугайся.
Сегодня ночью ты узнаешь, как сильно я тебя люблю…

П.С. Для критиков: я так и не исправила пару ляпов.

23:36 

Аватары

you can stand under my umbrella
Я давно делаю аватары. Вот, решила выставить свои работы)) Кстати, в этом дизе все, кроме фона - моих рук дело) На дайри все пойдут.
Дети
1.2.3. 4.5.

16:36 

диз

you can stand under my umbrella
Снова сменила диз, на этот раз на более спокойный, синий) *гордо* аву и эпиграф сама делала))

16:02 

Добро пожаловать!

you can stand under my umbrella
Добро пожаловать, Мида! Мне кажется, ты очень интересный человек, и я хотела бы общаться с тобой и дальше)) Надеюсь, тебе понравится читать мои воспоминания))

14:26 

(Воспоминание двадцатое)

you can stand under my umbrella
Солнечный свет, цветы яблони, зеленые листья, свежий ветер, удивительный аромат весны…

Все вокруг цветет. Расцвела даже моя больная, раненая душа.

Сколько ножей он воткнул в нее своими словами, действиями, поступками. Но я не обижаюсь на его прямоту. Он говорит то, что думает, и не умеет быть другим. А другой мне и не нужен.

Хорошо, что я умею прощать. Хорошо, что я умею ждать. Хорошо, что я упряма и не предам свою любовь. За время разлуки она стала только крепче, сильнее.

Но я не могу больше ждать. Не могу сидеть без дела. Я не могу гипнотизировать телефон. Это же так глупо!

Решено. Я сама позвоню! Хватит ожиданию разъедать мою душу. Пусть Лина ждет, а я не такая.
***
Темно-синее красивое небо, холодное белое сияние звезд, вечерняя дымка и мороз по коже. Сегодня удивительно холодно для весенней ночи. И пусть у меня дрожат колени. Может, это от холода, а может, совсем не от него.

В ушах – музыка, в руке – теплый телефон.

Зачем я оттягиваю каждую минуту? А в трубке только гудки.

«Нет ответа»…

Дрожа от холода, возвращаюсь домой, вспоминаю, что он, наверное, снова работает, чем-то очень занят. Села на диван, стала слушать музыку, читать новый Cosmo.

22.20 – решила позвонить снова. Второй раз. Ответил… сказал, что сейчас очень занят и перезвонит.

22.30 – подскочила с дивана от жужжания телефона, выбралась на улицу…

Говорили, говорили, говорили, наверное, пятнадцать минут. Я рассказала о многом, не могла наговориться, спрашивала о его жизни. И ни холод, ни тьма, ничто меня не волновало.

Только его голос в трубке, только его голос. Неповторимая интонация. Но я люблю даже самые мелкие дефекты его речи. Даже по телефону можно почувствовать это удивительное обаяние.

Он сам захотел встретиться. Три раза спрашивал про это. =)

А на следующий день позвонил сам. У меня так сладко екнуло сердце. Он хотел меня увидеть, не выдержал…

23-24.04.07

16:02 

(Воспоминание двадцать первое)

you can stand under my umbrella
За окном уже ночь. Около десяти вечера. Не так уж рано и не так уж и поздно. Но в воздухе все еще чувствуется тепло.

Остался месяц… Всего месяц. Время летит так быстро! Пройдет этот месяц, и я закончу школу. И многие вещи в моей жизни потеряют свою ценность. Они уже теряют, но все еще цепляются. Думают, что нужны мне.

Сегодня вечером разбирала вещи в ящиках стола. Скоро там не будет этих тетрадей, учебников, материалов для подготовки к ЕГЭ, решебников, линеек. Ничего этого не будет, и я не знаю, что заполнит эту пустоту…

Кажется, только сегодня я стала понимать, что все рано или поздно кончается. В том числе и школа. Я никогда ее особенно не любила, но, наверное, все равно буду вспоминать, если нахлынет ностальгия.

А ведь в последнее время я так хотела, чтобы школа поскорее закончилась, чтобы побыстрее пролетело это время. Теперь, наверное, буду оттягивать эту минуту прощания.

У нас дружный класс, очень хорошие люди. И я хочу сохранить в своей памяти всех и каждого.

Снова заболела, сижу с температурой, пишу и все думаю… Настроение такое философское.

Все эти десять лет я каждый год уходила на каникулы, знаю, куда вернусь. А теперь не знаю… Но я не боюсь. Я поступлю в университет. Обязательно! Но это состояние неизвестности, эти нервы, эта подготовка к экзаменам…

В последнее время я никак не могу выздороветь, превратилась в сплошной комок нервов. Яша и Катя были правы, я издергалась. Но такова моя жизнь, такова моя работа… Куда делся мой оптимизм?

Странное спокойствие перед лицом неизвестности. Это сейчас.

Моя жизнь, милые сердцу мелочи, конспекты, расписания, чьи-то телефоны, рисунки – все останется в этих тетрадях. Навсегда. И дневниковые записи тоже.

Школа заканчивается, я ухожу в свободный полет. Одноклассники… Наши с ними дороги разойдутся совсем скоро, но многих мне не хотелось бы терять. Просто я знаю, что такое терять друзей.

Оценки и уроки – все теряет смысл. Через месяц они не будут иметь никакого значения. Останутся только те, что в аттестате. И больше никаких.

А все домашние задания? Зачем они нужны, если так мало осталось? Я не беспокоюсь по этому поводу. Есть вещи намного важнее.

Есть экзамены, поступление, будущая профессия, творчество, мечта о поездке на Мальту. А еще есть Коля. Это тот человек, который многое для меня сделал. Это тот человек, с жизнью которого связана моя жизнь. Но я люблю его не за то, что он делает, а просто за то, что он именно такой есть.

Запись от 27.04.07

17:15 

(Фотошоп)

you can stand under my umbrella


20:37 

Пламя.

you can stand under my umbrella
Размещаю здесь один из своих лучших рассказов. Его мало кто читал.


Мама, мамочка! – звонкий детский голос.
В ночи. Яркий огонь освещал степь, его искры взмывали до небес. А эти небеса скрывала завеса дыма.
- Мама! Где ты?!
И только треск огня. Но он не мог заглушить душераздирающие детские крики. По щекам маленькой девочки катились горькие слезы. Тринадцатилетний подросток закрывал ей лицо руками.
- Соня, мама с папой спаслись. Нас найдут, мы вернемся в город и обязательно встретим их там, - тихим голосом шептал он девочке на ухо.
- Правда?
- Конечно, - говорил он еще тише, едва веря собственным словам. А в глазах отражалась лишь темная степь, яркое пламя и огромное крыло упавшего самолета.
- Успокойся, пожалуйста. Скоро приедут спасатели.
- Костя, они найдут маму? А папу? – Соня поправила испачканное в крови и копоти белое платьице.
Он только кивнул с грустной улыбкой на лице. И, казалось, почти не мог сдержать слез. Вот одна покатилась по щеке. Еще одна… В этой катастрофе они потеряли все: родителей, вещи, надежду на светлое будущее.
В огне можно было различить фигуру человека. Покачиваясь, он медленно шел по направлению к детям. Красные блики плясали по его грязному, изуродованному лицу.
- Дети, - хрипло произнес он.
- Папа! – маленькая Соня кинулась ему навстречу.
А человек в лохмотьях внезапно упал замертво, успев пробормотать только:
- Дети живы…
- Папа! – девочка упала на колени. – Очнись, очнись же! Папочка… не умирай, пожалуйста, только не умирай.
Лицо Сони покраснело от горьких слез, спина содрогалась от рыданий, а белое платье совсем промокло. Пятилетняя девочка сжимала еще теплую руку отца и тихонько повторяла:
- Папа, папочка, не оставляй нас…
Костя даже не решился подойти, заглянуть в эти остекленевшие, но до боли знакомые глаза. Он только отвернулся, пряча от сестры слезы. А перед глазами был только серый туман.
Безлунную ночь в степи освещал лишь огонь пожара. Треск сухой травы. Детские всхлипы. Шепот ветра в поле. Языки пламени до небес. Того пламени, в котором погибли родители. Того пламени, что теперь согревало их этой холодной ночью.
Маленькая Соня уснула рядом с Костей, а в его глазах еще долго отражались обломки самолета.
«Родителей больше нет… Что теперь делать. Как жить?.. Почему именно они?» - проносилось у подростка в голове.
Он всегда знал, что, вырастая, люди теряют своих близких. Но почему так рано? Почему к ним так жестока судьба? Почему?!
Девочка тихо спала без снов, выплакав все слезы. Она была в состоянии шока. А Костя только сжимал кулаки, не в силах что-либо изменить.
«Я хочу, чтобы этого дня не было!»
Беспомощный перед лицом судьбы, он опустил руки, глядя в землю. Перед глазами мелькали образы, рваные в клочки воспоминаний: мать, обнимающая Соню, стюардесса с натянутой улыбкой на лице сообщающая: ”Уважаемые пассажиры, самолет вошел в зону турбулентности, но это временные трудности. Пожалуйста, оставайтесь на своих местах и пристегните ремни”. А еще Косте вспомнилось твердое, будто каменное лицо отца.
“Он знал! Точно знал, что слова стюардессы - вранье, что самолет разобьется”.
А потом… Потом, когда самолет стал терять высоту, гул турбин не мог заглушить крики людей в панике. Пассажиров просто вжимало в кресла, но они все равно пытались дотянуться до окон и двери. Но не смогли… Удар. Ужасный по силе удар, а через несколько секунд – взрыв. Все пылало в огне. Костя даже не помнил, как выбрался из горящего самолета и вытащил сестру.
Так и прошла самая холодная ночь в их жизни. В мучительной бессоннице и мыслях о катастрофе.
Кроваво-красная заря, яркий диск солнца на востоке, капельки росы на сухой траве, по которой пробегал холодный ветер. Утренние лучи осветили дымящиеся обломки самолета. И двух детей, спавших в степи.
Костя приоткрыл глаза. Смотреть на восходящее солнце было больно, просто невыносимо. Сестра все еще спала. На ее грязном личике не было и тени улыбки. Соня. Просто упрямая маленькая девочка. Иногда капризная. Иногда любопытная. Она была совсем еще ребенком, жила в ярком и красочном мире. Но сейчас он лопнул. Лопнул, как большой мыльный пузырь. Или воздушный шар. А вокруг жестокая реальность.
Подросток встал и оглянулся. Кроме них никого. Совсем никого. Пустое поле и зеленые лесополосы. А Костя так надеялся, что к утру здесь появятся спасатели.
«Наверняка, никто еще не знает о катастрофе», - пронеслась в его голове мысль отчаяния.
Он посмотрел на сестру. Они никогда не были близкими людьми. Частые ссоры, насмешки со стороны Кости, мелкая месть со стороны Сони. Они жили, как кошка с собакой, то есть, как обычные брат с сестрой. Но когда случалось что-то серьезное, забывали все свои разногласия. Потому, что родные.
Брат и не заметил, как проснулась Соня.
- Костя, а где мама? – тихо произнесла она.
Молчание в ответ.
- Где мама? – повторила девочка, думая, что он ее не расслышал.
И снова тишина.
- Костя?!
- Что, Костя? – он недовольно посмотрел на сестру.
- Почему ты не отвечаешь? – обиженно спросила она.
- Потому, - он отвернулся.
- Ну почему?
- Разве ты не понимаешь? – ему очень не хотелось отвечать на этот вопрос. Слишком больно. Рана в его душе все еще кровоточила.
- Ну, где же мама? – не успокаивалась упрямая девочка, вставая и поправляя платье.
Этот бестактный вопрос начинал выводить его из себя.
- Где она?
- Да нет ее! – не выдержал Костя. – Мама умерла… Умерла, слышишь! Ее больше никогда с нами не будет. Ты ведь помнишь, как она говорила в самолете: «Это временные неполадки. Скоро мы прилетим. Все нормально». И только после катастрофы оказалось, что на самом деле все было совсем не так… Она говорила это только для того, чтобы нас успокоить. Мама погибла, как и папа! Мамы нет!
Повисла мертвая, гнетущая тишина. И только ветер пробегал по траве.
Тяжело дыша, Костя посмотрел на пораженную сестру. Ее лицо побледнело, она не могла сказать ни слова. На глаза выступили слезы. Казалось, девочка вот-вот разрыдается.
- Прости, - он отвернулся.
И в ответ услышал только приглушенные всхлипы.
- Прости, - повторил Костя. – Но это правда.
Девочка лишь заплакала сильнее.
- Зачем ты сказал?
- Ты сама меня спрашивала, - он посмотрел в землю. – А теперь успокойся. Успокойся, пожалуйста.
Он всегда хотел быть сильным, твердым, решительным, как его отец. Костя всегда к этому стремился. Но сейчас. Сейчас ему не хватало той смелости, стойкости, уверенности. Он только казался взрослым. Но не был им. А каким он был? Серьезным, недоверчивым. Костя умел разбираться в людях, читать по глазам, безошибочно отличать правду ото лжи. Раньше он никогда не позволял себе выставлять эмоции напоказ, тем более, плакать, даже когда в раннем детстве умер любимый пес. Но это не значило, что он был бесчувственным.
«А теперь. Теперь я буду сильным! У Соньки кроме меня никого нет. А у меня – кроме нее», - подумал он, глядя в бескрайнюю степь.
Маленькая девочка вытерла слезы подолом грязного платья.
- Я… я больше не буду плакать, - запинаясь, произнесла она.
- Хорошо, - брат впервые после катастрофы улыбнулся ей.
А уже где-то совсем близко шумно разрезали воздух лопасти вертолета. Тысячи людей слышали в новостях о падении пассажирского самолета. К Косте с Соней летела бригада МЧС, врачей и психологов. Но брат с сестрой об этом не знали. Вертолеты казались маленькими точками в голубом утреннем небе.
Шум все ближе. Ветер прижимал траву к земле. А несколько вертолетов уже сели. Косте казалось, все было как в тумане. Кто-то схватил за руку, кто-то осмотрел, кто-то говорил про подозрительный черный ящик.
- Только вы выжили?
- Да, - односложно ответил Костя, держа сестру за руку.
- Ты не ранен? – глядя ему в глаза, спросил врач.
- Нет.
- А девочка?
- Тоже, - он только сильнее сжал ее руку.
Вокруг люди в белых халатах и синих комбинезонах, несколько камер и что-то говорящий в микрофон репортер. Его голос, голоса других людей и шум вертолетов сливались в один невыносимый гул, который еще долго стоял у Кости в ушах.
Он опомнился только тогда, когда дымящееся крыло самолета медленно удалялось от него в окне. Они с сестрой снова летели.
Летели туда, где их ждала новая жизнь. Пусть без родителей. Пусть эта новая жизнь казалась страшнее старой. Пусть Костя сломал несколько ребер, но даже не заметил этого. Пусть.
Он станет сильным душой и телом и теперь не боится смерти. Она больше не заплачет. И они вместе будут бороться за свою жизнь.
Потому, что ее пламя в их сердцах еще не угасло…

23:23 

(Воспоминание одиннадцатое)

you can stand under my umbrella
Боже, когда-нибудь он сведет меня с ума, если уже не свел…

Днем я звонила ему, решила спросить об одной проблеме. И он мне сказал такие слова: «У меня и так проблем по горло, чтобы еще думать о твоих». И сказано это было таким тоном… Я терпеливо выслушала эту тираду и его вариант решения проблемы, сказала сухое «Спасибо» и повесила трубку.

Так гадко, мерзко, противно на душе… Весь день меня преследует чувство обиды, ужасное, тяжелое.

Около двух часов говорила с лучшей подругой Лииной. Она говорит, что «набила ему морду за меня». А я не такая. Не могу. Потому что люблю… даже не смотря на такие его слова. Просто я обижена, меня ничего не радует на этом свете.

До умопомрачения читала чужие блоги, наткнулась на свою историю с точностью до наоборот. Очень, очень зацепило…

Сначала около минуты я сидела с каменным лицом, тупо глядя в монитор. Потом все заволокло серым туманом, и по щекам покатились слезы.

Вошла в комнату, заплаканная, вытирая соленые капли рукой. На диване одиноко лежал телефон. На экране высветилось: «Один пропущенный вызов». Это был он.

Перезвонила, спокойным, мягким голосом спросила, зачем он мне звонил тогда. А в ответ:
- Уже незачем.
- А почему так?
- Я был свободен, хотел с тобой встретиться.
- Если уже не сегодня, то тогда завтра?
- Завтра… я еще не знаю, когда не буду занят.
- Тогда звони. Пока.
- Пока…

У меня смех и слезы. Я чувствую, что медленно схожу с ума от всего этого…

Запись от 27.03.07

23:31 

Welcome =)

you can stand under my umbrella
Добро пожаловать, my_sweety_love, А_О, Антуанетта де Монами =)



19:26 

(Воспоминание четвертое)

you can stand under my umbrella
Сегодня как-то особенно холодно и серо вокруг. И еще с неба падает этот противный мелкий дождь, а ветер сбивает с ног.

Он был уставший, как всегда. Я ждала его около двух часов и думала, что сойду с ума от ожидания, бродила по городу. Но он все-таки пришел. Мы ходили по бесчисленным коридорам Дворца, по мраморным ступеням, по кабинетам… Я чуть не упала с лестницы, из-за того, что там очень скользкие ступени. Он сказал, что не нужно было надевать эти “ходули”, а что делать, если я люблю свои сапоги на каблуках?

Он сказал, что я пессимистка, задумчивая и всегда “на своей волне”. А это я просто после зимы такая. На самом деле я совсем другой человек. Я почти поверила тому, что он говорил. Но если я кажусь такой людям, то нужно что-то в себе менять. Нужно становиться позитивнее =)

Куда исчезла та самая счастливая Алина?

Ну и пусть на меня и не подали заявку на участие в конференции. Я выступлю так, чтобы ему не было за меня стыдно.

Стояли в переходе, прощались. На улице шел серый дождь, а мы прятались в мокрой толпе людей. И какой-то старичок играл на аккордионе. Музыка такая красивая, лирическая, была похожа на какой-то старинный танец. И почему он сказал, что у меня “стеклянные” глаза? Мне не верится, что они такие.

В тот момент я поняла, что два с половиной часа ждала именно этой минуты. И я не забуду его улыбающиеся глаза.

Я обещаю тебе, что изменюсь! Я обязательно стану лучше, намного лучше, чем есть сейчас. Я сломаю свой пессимизм, я научусь радоваться жизни, я стану более открытой. Это все будет ради тебя! И для тебя. =) Теперь у меня есть импульс к развитию.

Я обещаю тебе, самой себе и всему миру, что изменюсь. Ты даже не представляешь, как сильно влияешь на меня.

Все будет ради тебя!

Запись от 12.03.07

01:40 

(Воспоминание первое)

you can stand under my umbrella
Это дневник вашей Спирит))
Так как мой дневник в реале был начат немного раньше, то я буду выставлять его начало.

Осколки мыслей и клочки памяти.

Тот день, когда я снова его встретила, не был в моей памяти таким ярким, каким должен был быть. Серый, холодный, пасмурный. Таким в наш город приходит январь. Приходит и уходит.
В нашем клубе журналистов меня ему представили. Он начал говорить о своей работе, о журналистике, объяснять мне тему доклада, который я должна была написать. А я сидела и слушала, слушала, слушала... Слушала, как он увлеченно говорит о своей профессии, как на него смотрят влюбленными глазами все девчонки. А на моем лице снова была маска "равнодушного пренебрежения", странная, даже лукавая полуулыбка. И я смотрела на него и слушала...
Как же все это было глупо!
Я тогда и не предполагала, что так скоро его полюблю.

Когда его нет в клубе, я чувствую себя обманутой. Почему? Не знаю. Даже когда он предупреждает меня о том, что не придет, я все равно так себя чувствую.

Без него я схожу с ума, я смеюсь и плачу одновременно. Я смеюсь, а по лицу текут слезы...
Какая-то странная любовь. Иногда она накрывает с головой, а иногда притаится внутри, как зверек, и спит.

И часто, когда его нет рядом, я чувствую неясную тоску. Бывает, когда нерв защемило. А у меня ощущение, будто защемили душу. Такая тихая, непрерывная, ноющая боль.

Когда он ел булочку с сахарной пудрой, мне невероятно хотелось его поцеловать! =)

Возвращаюсь в реальность... За окном что-то неясно шепчет дождь. И затмения совсем не видно. В лужах отражается одинокий фонарь. Он спрятался в мокрых, блестящих ветках, как в паутине. И в нем так же, как и в моем сердце, горит огонек веры, надежды и любви.

Я не знаю, что будет завтра, я совершенно не представляю этого...

А он, наверное, снова поздно пришел домой, очень устал и сразу же упал на кровать. Я на другом конце города буду слушать голос дождя, что поет тебе колыбельную этой ночью...

Запись от 3.03.07.

along the way

главная