• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:36 

(Воспоминание восьмидесятое)

you can stand under my umbrella
В этом дневнике, в отполированном до блеска зеркале, всегда отражалась моя душа. Все, чем она живет. Все мысли, чувства, эмоции, радости и тревоги. Моменты жизни, запечатленные на страницах, как записанные на видео. Только картинки в памяти. Рассуждения и размышления, ассоциации и рассказы.
Все здесь.
И нет только одного.
Здесь только душа, но нет тела.
Я никогда не писала на эту тему, но, наверное, пришло время.
Раньше я была одной из многих девушек-подростков, постоянно собой недовольных. То не так и это не этак. И почему бы не обратиться к пластическому хирургу?
Я забывала про себя. Я себе вредила. Я нажила множество болезней к 17 годам. Гастрит, колит и хронический насморк – самая малая их часть. Я 5 раз лежала в стационаре, перенесла несколько операций и наизусть знала дорогу в больницу. Я бросила танцы 5 лет назад, и тело не всегда стало меня слушаться.
Я все знала.
И продолжала медленно себя убивать.
А ведь и не скажешь с первого взгляда. Обычная девочка, симпатичная и улыбчивая. И мало кто догадывался, какой груз у нее за плечами.
Но…
Что-то изменилось.
Что-то произошло внутри.
Я поняла простую истину. В этом мире все взаимосвязано. И я больше не противопоставляю душу и тело. Оно не оболочка. Оно точно такая же часть меня. Без него я бы не была живой.
Мы слиты воедино.
Просто две равноценные половинки единого целого.
И если какая-то из них болит, то эта боль сразу же отдается в другую. Я испытала это столько раз!
Может быть, чтобы повзрослеть, нужно принять себя. Принять, полюбить и постараться стать лучше.

С сегодняшнего дня я начала новую жизнь. Лень, подъем в полдень, бодрствование до 3 ночи и все вредные продукты остались в прошлом.
Я прожила этот день по-другому.
С 7 утра и до 23.45. С правильным питанием, бегом трусцой по утренней набережной, прыжками через скакалку, походом по магазинам, гостями, энергичной музыкой и отличным настроением.
Я, наконец, купила весы. Стрелка показала 53, что одновременно меня удивило и порадовало. Но еще есть над чем работать. Нужно еще многое сделать. Каждый день бегать, выполнять упражнения, тщательно следить за питанием, жить активной жизнью и забыть про все, что так вредило организму.
Ведь утренняя пробежка по залитой солнцем набережной гораздо лучше беспокойного и некрепкого сна, а потом подъема с больной головой. Ветер в лицо, в наушниках любимая музыка, солнце слепит глаза, и бежишь со слепой улыбкой. Прямо, стараясь не сбить немногочисленных прохожих. Два вдоха, четыре выдоха. Небольшая усталость в ногах.
Ведь фрукты, овощи, овсяная каша и куриный бульон лучше любого обжорства. Кусочек арбуза вкуснее жвачки с его вкусом.
А прыгая на скакалке вспоминаешь детство, и игры в «десяточку» в школьных лагерях. Пот ручьем, зато столько радости.
Я рассчитаю калории на электронных калькуляторах. Я стараюсь найти время для себя. Я больше не хочу болеть.
И к тому же так приятно просто заботится о себе!
С сегодняшнего дня я начала новую жизнь, и она мне очень понравилась. =)

19:57 

(Воспоминание семьдесят девятое)

you can stand under my umbrella
Дни летят…
Я не могу усидеть на месте.
Поездки, покупки, практика, мероприятия, редакция, торговые центры, улицы, почта, офисы, магазины, гости, прогулки, друзья, новые знакомства, фотографии, мосты, левый берег, песок, ветер, простые карандаши, комиксы, музыка.
Я открываю окна настежь, впуская лето. Я не могу отвыкнуть от привычки все время ставить будильник. Я готовлю блинчики и кофе. Я каждую ночь засиживаюсь до трех над очередным рисунком.
И мне нравится мое лето.
Солнце, дождь, друзья, белый пломбир в стаканчике, смех, улыбки и хорошее настроение.
Практика совсем не тяготит. Может, потому что я прихожу в редакцию раз в три дня, чтобы получить задание или узнать про материал. Первая статья о «Танибате» выйдет завтра. Завтра же второе мое задание. Но это завтра.
А сегодня…
Maroon 5 в колонках, карандаш в руке и мысли только о том, чтобы нарисовать очередной скетч.
Это мое вдохновение.
Потрясающе талантливо нарисованный комикс по «Алисе в стране чудес» в стиле Disney с интересным сюжетом, из-за которого я слегка сошла с ума и тоже стала много рисовать в этом стиле. У шляпника Реджи удивительная харизма. =) Комикс не окончен, поэтому я очень жду продолжения.

А сама рисую нечто другое. Комикс о персонажах, придуманных несколько лет назад.
смотреть скетч

И…
Я чувствую себя счастливой.

01:16 

(Воспоминание семьдесят первое)

you can stand under my umbrella
Наверное, это был один из самых лучших дней в моей жизни…

Раннее утро и пустые переулки. Толпа людей на главной улице, разноцветные шары, флаги, знамена, георгиевские ленточки, ясное небо, ветераны с цветами, с орденами на груди и с улыбками на лице, дети, музыка.
Мы встретились с Леной и пошли в этой толпе на Театральную площадь, чтобы посмотреть парад, а я попутно фотографировала ветеранов и военный оркестр. На площади, казалось, было полгорода, и сквозь толпу сложно было пройти. На площади мы встретили мистера Канкла, который тоже пришел посмотреть на парад.
Я стояла в толпе, фотографировала парад, даже не зная, что точно попадает в объектив. Майское солнце припекало. Войска маршировали под музыку. Шары летели в голубое небо. В воздухе растворялся синий дым после проезда военной техники. И люди кричали «Ура!»
После этого мы шли втроем, обсуждая все, что видели. А все фотографировала: ветеранов, которым дарят цветы дети, хор, исполнявший песни военных лет, молодых ребят в форме Великой Отечественной… Лене нужно было идти к бабушке, а мы с Фредриком отправились в кинотеатр смотреть «Балладу о солдате». Нам обоим фильм понравился, хотя он, конечно, не все понял. И мне пришлось пояснять эти эпизоды.
А потом мы полтора часа сидели в кофейне «Панчо» на Садовой и обсуждали все на свете: фильмы, классическую музыку, Советский Союз, 90-е, мое детство, Нельсона Манделу, Мартина Лютера Кинга, Украину, украинский, Литву, русские диалекты, все те смешные слова, которые он слышит и записывает у себя в блокноте, русскую поэзию, Шекспира, путешествия, Крым, море, Турцию, Достоевского, Муссу Джалиль и даже сало. =)))
Я пришла домой немного усталая, но счастливая.
Не часто встретишь такого хорошего, доброго, умного, интересного и открытого человека. С ним очень легко, и даже не замечаешь, когда совершенно стирается языковой барьер. Если свободно говоришь по-английски, то и думаешь по-английски. Хотя изредка все же забываешь такое вроде бы простое слово. Или пытаешься объяснить человеку что-то, с чем человек никогда не сталкивался и что бывает только в России.
Все-таки, человек замечательный. И такое к нему отношение не у меня одной. =)
И хотя я сегодня, кажется, получила солнечный удар, горят щеки и болит голова, это все равно был один из самых лучших дней. В такие дни меня всегда переполняет патриотизм и гордость за свою страну, за своих прадедов, который отдали жизни на этой войне, но победили.
А вечером…
Вечером с мамой и братом ходили на набережную смотреть салют. А потом по телевизору показывали один из моих самых любимых фильмов о войне – «В бой идут одни старики».

С праздником вас!
Я надеюсь, вы хорошо его отметили. =)))


[фотографию сделала сегодня утром на параде]

00:11 

singing in the rain

you can stand under my umbrella
навеяно дождем)


еще

01:33 

(Воспоминание семьдесят третье)

you can stand under my umbrella
Сегодня. В три часа дня. В «Старом дворике». У меня яблочный сок со льдом. У одногруппниц «Белая березка», капуччино и Vogue. Сигаретный дым, дышать которым я не люблю, и разговоры про жизнь. Завтра утром экзамен. Но это мало кого волнует.
Сегодня. Просто не мой день. Несправедливость ненадолго выбила из колеи. Но завтра все будет по-другому. И я пятницу тоже. Я знаю.
Сегодня. Я снова задаю себе вопрос, на который никак не найду ответ. Зачем все это? Ради чего? Ради чего я вкладываю столько сил в учебу? Разве это я буду потом вспоминать?
Жизнь показывает, что в памяти остаются совсем другие моменты. Не сессионные ночи перед экзаменами, а разговоры по душам в грозу, незабываемые поцелуи на мосту, рассветы на обочине трассы, воздушные шары в безоблачном небе, взгляд вниз со 100-метрового обрыва, падения на катке, слепые летние дожди…
Все, что угодно, но только не это.
Тогда ради чего? В чем смысл?
Слишком много вопросов.
И разочарование все сильнее.
Да, я учусь там, где хотела. Но учат здесь совсем не тому, что надо для работы. Вбивают в голову то, что забудется сразу после сессии. Как глупо. Я больше не буду так надрываться, буду делать не больше того, что необходимо, чтобы не вылететь и не потерять стипендию. Найду себе неплохую работу и буду получать удовольствие от жизни.
Я снова пытаюсь найти свой путь. Свою дорогу. Свою жизнь. Как та «маленькая» девочка, которая в прошлом году представляла свою будущую жизнь кораблем, выходящим из бухты в открытое море. Куда я его поведу? Куда укажет компас? Я не знаю. Это нормально, в 17 лет нельзя решить все для себя раз и навсегда. Единственное, что я точно решила – я не изменю журналистике.
А в остальном… передо мной открытое море возможностей, такое количество путей, дорог, образов жизни… Ничего не предопределено.

Штурвал в моих руках.

00:06 

вчера

you can stand under my umbrella
Лина выехала в поле)



еще

22:55 

lock Доступ к записи ограничен

you can stand under my umbrella
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:57 

you can stand under my umbrella
23:47 

(Воспоминание семьдесят восьмое)

you can stand under my umbrella
Сессия закрыта.
И удивительно, что даже на пятерки. Моей целью было всего лишь «без троек».
Последний зачет сдан.
Зачетка в деканате.
О практике договорилась в газете, с которой раньше сотрудничала.
Первый курс окончен.

Я все еще не могу поверить, хотя свобода прохладным воздухом после дождя врывается в окно. И даже вчера. В поле и на трассе. Это была только крупица той свободы, которая впереди. Это был ветер перемен, принесший мне спокойствие.
Это было желтое поле, скошенное сено и дыхание лета.
Я так устала. Сегодня: книги – в библиотеку, на практику – в газету. Соня, Вика, Юля, я и разговоры, разговоры, разговоры.
Палящее летнее солнце, нагревшее лавочки.
А после – сильнейшая гроза. Ливень, град на асфальте, молния в небесах, глухие раскаты грома в ушах. Хорошо, что я под него не попала.
Я так устала, что дома сразу же упала на диван и уснула на 4 часа. Я так устала, что забыла о том, как болят ноги после прогулки по всему центру города с 11 и до 6. Я так устала, что не думала ни о чем.
Усталость и радость. Это единственное, что я чувствую по окончании этого года. Он был тяжелым, да. Но эта сессия прошла гораздо легче, чем прошлая. Я гуляла. Хорошо проводила время с друзьями. Учила все в последний момент – за два-три дня до зачета или экзамена. Веселилась на вечеринках. Смотрела «Евро», хотя раньше никогда не любила футбол. Редко из-за чего-то грустила или переживала.
Июнь был таким легким, почти невесомым. Он прошел совершенно незаметно.
Прошел еще один год моей жизни.
Он отразился в этом дневнике, как в «Книге перемен».
Все действительно так изменилось за год.
Просто кардинально. И то, что было невероятно важно, постепенно потеряло остроту. Изменились приоритеты. Да и я изменилась. Стала взрослее, рассудительнее, оптимистичнее. Я смеюсь каждый день и плачу раз в два месяца. Для радости нужно так мало. Просто солнечный день, любимая музыка в наушниках и мороженое.

Та девочка, полная идей, планов, амбиций, мечтаний, нетерпеливая и дерзкая, но все же добрая. Та девочка, которую вы знали, просто стала на год взрослее.
Она ищет себя. Она не унывает. Она еще легче находит общий язык с людьми. Она теперь больше думает головой, прежде чем поддаться какому-то порыву, хотя до сих пор чувствует очень сильно и глубоко. Она увереннее стоит на ногах.
Она строит новую жизнь. Каждый день по одному кирпичику.

Главное в том, что она не потеряла свою мечту.
И даже Фред подписал свой подарок так: “To Alina – for your dream”.

16:52 

lock Доступ к записи ограничен

you can stand under my umbrella
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
02:15 

(Воспоминание семьдесят четвертое)

you can stand under my umbrella
Мы ведь такие разные…
Она бесшабашная. Я рассудительная. Она носит черный. Я – белый. Она слушает рок. Я же меломан, которому по вкусу и рок, и соул, и классика. Она учит латынь. Я – английский. Она учится на заочном. Я – на очном. Она меняет работу каждую неделю. Я уже давно определилась с профессией. Она приходит домой под утро. Я же не выхожу вечером из дома. Ее матери все равно, где она пропадает все это время. Мои родители каждый день звонят, чтобы спросить, где я была и что делала.
Мы ведь такие разные…
Но она моя лучшая подруга.
Она одна из тех, кто понимает меня, как никто.
Мы периодически пропадаем. Мы забываем набирать знакомые номера. Мы можем по месяцу не появляться в жизни друг друга, не видеться, если на это совершенно нет времени.
Но мы обязательно встретимся, будем пить чай с шоколадом, сидя на узком подоконнике у меня на кухне, говорить о жизни, так заразительно смеяться, что долго не сможем остановиться. Мы будем идти по улицам с пакетом поп-корна, купленного в соседнем киоске. Мы будем ночами говорить по телефону, когда за окном льет проливной дождь и где-то далеко, у самого горизонта, видна молния.
Мы не устанем друг от друга.
Мы так давно не виделись…

Ты права, Маша, нам очень нужно поговорить.

Только вот каждый раз, когда я набираю твой номер на мобильном, то снова слышу ненавистное: «Абонент не может ответить на ваш звонок…»

23:34 

you can stand under my umbrella
Well... Hello. =)
.near heart, ephemeral spring.., Kiicoya.



Glad to see you. =)

14:22 

(Воспоминание семьдесят второе)

you can stand under my umbrella
Один из самых тяжелых месяцев. Один из тех месяцев, которые пролетают слишком быстро. Это был месяц бессонницы, учебы, зачетов, курсовой, нервного напряжения и серьезной болезни.
Если мне удавалось поспать 5 часов в сутки, я была счастлива, потому что бывали дни, когда я ложилась в 4 и вставала в 6 утра. Неправильным питанием и перекусами я довела себя до обострения старой болезни – гастрита. Три дня подряд я не могла ничего съесть физически, каждая ложка каши или глоток питьевого йогурта отдавались ужасной болью. Эта ноющая боль преследовала меня повсюду, а от чувства голода становилось еще хуже. Теперь я сижу на жесткой диете, которую прописал врач. Я ем только каши, нежирные молочные продукты, нежирный сыр, куриный бульон, отварную курицу, огурцы, хлебцы с отрубями и несладкое безвкусное печенье.
И боли больше нет. Но если я съем запрещенный продукт, она может вернуться.
Я делала слишком много, не было ни одной свободной минуты. Я ночами писала огромные переводы технических текстов, статьи из зарубежных деловых журналов о медиа, делала упражнения, искала нужные материалы, я учила сотни терминов…
А теперь почти все позади. И стало гораздо легче дышать. Осталось совсем немного: сдать 4 очень легких зачета и сдать курсовую. Впереди сессия, но предметы в ее расписании не самые сложные. Я беспокоюсь только о 2-х из 5.
Все будет хорошо. Обязательно.
Все уже хорошо.
В моей маленькой квартирке такой же бардак, как и в моих мыслях. Листы, листы, листы бумаги повсюду. Бусы, конспекты, книги, лекарства, ручки… Я разберусь со всем этим. Я приведу свои мысли в порядок. И, наконец, подумаю о том, чего же мне действительно хочется.
Я ведь совершенно забыла о собственных желаниях. В этой череде бесконечных дел, за которыми весна пролетела за один миг. Это чувствуем мы все, время вдруг стало лететь со скоростью света, а не тянуться медленно, как осенью и зимой.
Послезавтра уже лето.
Как быстро!
А у меня нет даже четких планов на него. Но времени на это будет больше.
Первым, что я постараюсь изменить до неузнаваемости, будет моя старенькая квартирка, мое наследство. Даже после того, как я поменяла телевизор, холодильник, компьютер, телефон, утюг и другие вещи, сняла со стен пыльные ковры, здесь все равно все дышит давно ушедшей эпохой, все из прошлого века, все старое и советское: ни красоты, ни удобства.
Серо-оранжевые шторы, отклеивающиеся обои, простенький лакированный сервант с огромным количеством посуды, стулья с поцарапанными ножками, продавленный диван.
Серый и грязно-оранжевый не для меня. Будет бежевый, фиолетовый, темное дерево, пушистый ковер и мои картины и фотографии на стенах.
А пока здесь обо мне напоминают только бумаги, множество книг на шкафу, ветерок, висящий у входной двери, и множество магнитов-божьих коровок на холодильнике.

01:48 

you can stand under my umbrella
если бы я только могла разобраться со своей жизнью. этой весной.


[на фото я]

21:50 

(Воспоминание шестьдесят девятое)

you can stand under my umbrella
Я в ловушке.
Я белка в колесе.
Я смертельно устала, но не могу остановиться, и все бегу, бегу…
Время стало дорогим, а отдых – непозволительной роскошью. До сессии остался месяц, последний рывок перед финишной прямой. Пью вечерами кофе и делаю, делаю, делаю какую-то работу… Дни и ночи смешались, они бегут так быстро, что я уже и не считаю.
Но эти выходные, они так мне нужны.
Центр большого города, широкие проспекты, огни, бесчисленные машины, выхлопные газы, смог, толпы людей, магазины, кафе, рестораны, клубы, старые домишки с отремонтированным фасадом (а за этим фасадом обшарпанные стены и трещины)… все так надоело!
Хочется сбежать.
Сбежать куда-нибудь за город, в маленький двухэтажный домик с садиком у реки. Там цветет сирень и тюльпаны. Там зеленые поля на километры вокруг. Там низкий зеленый заборчик, деревянная беседка, увитая плющом, и фруктовые деревья. Там прозрачный рассвет над рекой и утренняя роса на лужайке.
Там можно забыть обо всем…
Я так хочу туда.
Но остаюсь здесь. В самом сердце каменной ловушки. В самом ее центре. Там, где кипит эта шумная жизнь.

Я так устала…

13:14 

(Воспоминание шестьдесят девятое)

you can stand under my umbrella
В этой жизни так много происходит, но иногда просто не хочется об этом писать.
Хотя… что-то во мне изменилось за эту неделю.
Разговор по телефону всю ночь до утра и гроза за окном, фруктовый чай и кленовый сироп, который мне прислал друг по переписке из Канады, фильм “Bottle Rocket” на английском в компании студентов с факультета, мистера Канкла и Сэта, пропавшие пары, день Рождения младшего брата, боль в ногах после шопинга в гигантском торговом центре, яблоневый цвет за окном, распечатка фотографий, «Божественная комедия» Данте и «Убежище» Анны Франк, канадские марки, клюквенный морс в ресторане, 5 красных тюльпанов в вазе, ожидание Пасхи, безумно много дел и мысли, мысли, мысли.
Все немного по-другому. Не так, как раньше.
В жизни снова появилось солнце. Я открою окно пошире, чтобы впустить его в комнату.

Нужно просто избавиться от нездорового перфекционизма и начать получать удовольствие от жизни.

21:36 

photos

you can stand under my umbrella

немного моих фоток)




а еще я теперь есть на студенческом сайте http://vkontakte.ru =)


23:01 

(Воспоминание шестьдесят восьмое)

you can stand under my umbrella
Все смешалось. Я уже не считаю дни и ночи. Уже апрель. Время бежит слишком быстро. Я за ним не успеваю, я опаздываю. И вижу только его спину далеко впереди.
Иногда волнами накатывает ощущение бессмысленности происходящего. Все эти разговоры, поступки, дела… ради чего? Неужели этот разговор что-то изменит? Неужели этот день чем-то запомнится? Неужели слова так важны?
Глупо, как же все глупо.
Часто я трачу свое время впустую, прекрасно понимая, что его катастрофически не хватает. Зачем?
В водовороте дней. В водовороте рутины. Засасывает, я плыву по течению и не могу ему сопротивляться. И даже нет времени над этим задуматься. Нет времени жить так, как хочется. Обстоятельства сильнее меня.
Я иногда пытаюсь остановить время. Дни превращаются в десятки кадров в памяти фотоаппарата. Моя же память переполнена. В нее не умещается больше, чем есть. Поэтому постоянно о чем-то забываю. Слишком о многом надо помнить.
В редкие минуты я оживаю и чувствую вкус к жизни. Потому что нет целей, к которым иду. Потому что они растворились в рутине. Потому что исчезли желания. Потому что смысл тоже исчез.

Единственное, чего мне хочется, это по-настоящему жить, а не существовать.

Но скоро снова понедельник.
Как же вырваться из этого порочного круга?

19:31 

you can stand under my umbrella
прогулка на память.



[фото и обработка мои]

00:54 

(Воспоминание шестьдесят седьмое)

you can stand under my umbrella
Он был…
Он меня очень любил, он нянчился со мной в детстве, он качал меня на качелях в абрикосовом саду и спилил гигантскую вековую акацию. Высокий, такой высокий, что ему всегда приходилось нагибаться из-за низких потолков в доме, в синих растянутых спортивных штанах, в очках в роговой оправе, в старой кепке, с глубокими морщинами на лице и хриплым голосом. Он сдерживал эмоции, но всегда был очень рад нас видеть. Он при встрече крепко пожимал мне руку. Он учил меня играть в шашки и иногда поддавался.
Он был очень болен, но все равно курил, а по праздникам выпивал и очень много говорил, говорил, говорил. А когда я замечала, что много пить нельзя, он отвечал: «Дед старый, он раз в год пьет, когда вы приезжаете».
Он очень любил читать про политику, и мама каждый год привозила ему много-много газет. Он не любил Украину и очень хотел умереть на родине. Но…

Я не верю. Я до сих пор не верю, что его больше нет.

Два дня подряд слезы градом. Два дня я не могла их остановить. Два дня непонимания. Два дня боли. Два дня одиночества с опухшим от слез лицом.
А на третий день я пошла в церковь и поставила свечку за упокой. И сразу стало легче и светлее. Я поняла, что жизнь продолжается.

Он сейчас в лучшем мире, где не идет черный снег.

Дедушка, я всегда буду помнить о тебе.

along the way

главная