• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
12:46 

you can stand under my umbrella
Так не бывает. Так не бывает. Так не бывает.

Дедушка, ты тоже покинул меня... А я даже не смогу с тобой порощаться. Когда-нибудь вы все меня покините. Вот так по одному.
Почему вы все уходите весной?



Я не могу остановить поток слез.

02:17 

(Воспоминание шестьдесят шестое)

you can stand under my umbrella
Только сейчас я начала понимать, что такое настоящая работа журналиста.
Только сейчас меня очищают, как луковицу, отбрасывая всю шелуху романтики и теории.
Только сейчас в жизни появился человек, который действительно учит, как действительно нужно работать.

Этого человека зовут Фредрик Канкл и он из «Вашингтон пост». Я очень счастлива, что знаю этого человека. Потому что он действительно замечательный.

Но главное, он практик, и мне очень многому нужно научиться за эти два месяца, которые он еще пробудет с нами.

Ведь практика для журналиста важнее любой теории. А нас так пичкают теорией, что тошно уже. Но ведь когда я прихожу в редакцию, меня не спрашивают о 4 теориях прессы и о том, что писал Джон Мильтон в своей «Ареопагитике» по поводу свободы печати. Меня спрашивают: «О чем вы можете написать?»

Лучше бы они учили нас хорошо делать свою работу, а не вдалбливали в голову очередные абстрактные термины.

Только сейчас я поняла, в каком направлении нужно думать, чтобы сделать стоящий материал. И перед тем, как сделать этот материал, надо составить конкретный план того, о чем будешь писать, разворачивая до предела свою идею, находя в ней проблематику и следуя правилу 5 w’s.

What? Who? When? Where? Why?

А особенно подробно надо подумать над тем, откуда получить нужную информацию, и найти столько источников, сколько возможно.
Because to make a good story we need many different views on the issue.
Источников есть огромное количество, от министерств и милиции до друзей, соседей и знакомых. Так что информацию можно получить в любом случае… и никогда нельзя сдаваться, если что-то не получается. Просто нужно сделать это по-другому.

Наверное, вся романтика сегодня улетучилась из меня. Я думаю рационально и вполне конкретно. Я должна сделать 5 планов для статей на английском по международной тематике до понедельника. И я сделаю это. Я найду что-то интересное в этих историях и максимально подробно опишу, как я буду получать информацию и обрабатывать ее. И пусть это все еще будет сырой материал, я сделаю все, что будет в моих силах.

Кажется, сегодня я свалилась с облаков, на которых пребывала все это время.


Но знаете, я стала вспоминать, как волновалась, когда действительно работала, когда мне приходилось посещать разные места, видеть разные вещи и говорить с разными людьми.
Это был и мой Дворец молодежи, и одно из заседаний Единой России и Молодой Гвардии, и слегка пугающая на вид школа-интернат для детей-сирот, и Центр временного содержания несовершеннолетних правонарушителей, и многочисленные научные и ненаучные конференции, и «Галерея кукол», и типографии, где ужасно пахнет свежей краской, и городской центр безопасности ГО и ЧС, и форум молодых журналистов, и шикарный фестиваль прессы и др. и т.п.

Эти дни и впечатления еще не стерлись в моем сознания, хотя уже довольно много времени прошло. Только серые и скучные дни стираются из памяти, а эти – все так же свежи, как и пару лет назад.

Я понимаю, что по сравнению с другими журналистами я еще мало видела. Но меня никогда не оставит это ощущение бодрости и волнения в такие моменты. Именно тогда чувствуешь, что такое твоя работа, а не когда мучительно пытаешься выдавить из себя пару строчек. Именно тогда, когда сталкиваешься с чем-то новым и даже пугающим, но интересным. Именно тогда, когда встречаешь людей, с которыми судьба никогда не свела бы тебя в обычной жизни.

The best words expressing this feeling are thrill and excitement.

Но прежде чем это произойдет, надо все хорошо и тщательно продумать, чтобы все не завалить. И нужно точно знать, куда ты идешь и зачем.

«С мыслью и за мыслью».

этот пост может показаться слишком сухим, но реальная журналистика – это ремесло, а не творчество. я четко уяснила это сегодня.

но то, что она – ремесло, не делает ее менее привлекательной. по крайней мере, для меня)

00:21 

(Воспоминание шестьдесят пятое)

you can stand under my umbrella
Иногда становится так странно… каждый вечер сидеть в своей маленькой квартирке за старыми оранжево-серыми шторами у компьютера под яркой настольной лампой. Это стало настолько привычным, что уже почти неотделимо от меня.
Наверное, мое место здесь, на жестком стуле у компьютера, за столом, заваленным заданиями по английскому, телефонами, фотографиями младшего брата, ручками, маркерами, фломастерами, ксероксами, книгами, акварельными карандашами, тетрадями, конспектами, рисунками, сувенирами, баночками с кремами, dvd, записями на клочках бумаги… Ничего не меняется изо дня в день. И стоит только убрать этот стол, как на нем опять вырастает эта гора.
Снова сижу в полумраке на жестком стуле с кружкой обжигающего чая с лимоном в руках. А в голове обрывками проносятся мысли.

Гегель, друзья, кот, Фредрик, «Ходячий замок», курсовая, родители, Мильтон, дверь с домофоном, Erreway, книги, чайник кипит, реферат по Ахмадулину, Машка, пропущенный вызов, «Заколдованная Элла», время…

Меня часто спрашивают: «Не скучно ли тебе жить одной?»
А я отвечаю, что нет. И это правда. Потому что меня окружает столько хороших людей. Без них жить было действительно намного скучнее.

00:47 

you can stand under my umbrella
я знаю, она такая. моя весна.

14:13 

good manners

you can stand under my umbrella
На ФФЖ хороший тон:
• не опаздывать на пары;
• уметь хорошо фотографировать;
• смотреть умные фильмы;
• читать «Русский репортер»;
• повсюду носить с собой ноут;
• завтракать, обедать и ужинать в «Не чае» или в суши-баре;
• с завидным постоянством заказывать там роллы, капуччино или «Цезаря с курицей»;
• заканчивать сессию без хвостов;
• носить ремни с диснеевскими героями;
• знать номер машины Жак;
• уметь писать хорошие статьи;
• говорить тЕфтели, а не тефтЕли;
• быть ВКонтакте;
• работать по специальности;
• просиживать в кино пары тех преподов, которые никого не отмечают;
• читать умные книги;
• быть слегка сумасшедшим, веселым и легким на подъем. =)

22:23 

(Воспоминание шестьдесят третье)

you can stand under my umbrella
Сегодня весь вечер льет первый настоящий весенний дождь с громом и молнией. А у меня в душе светит солнце. Ярко, радостно и легко. Вчера для меня действительно началась весна. Такая, какую я люблю.
В коридоре стоят две пары роликов. Вчера мы с Соней и Викой катались на набережной. Ветер в волосах, тепло, широкая река, ясное небо, кола, царапины на руках и много-много смеха. И пусть мы облапали все столбы. =) Пусть мы спускались по самой ужасной лестнице в моей жизни, а поднимались по лестнице еще ужасней. Пусть асфальт не везде ровный. Пусть я не стояла на роликах несколько лет (только на коньках). Пусть я постоянно рисковала, скатываясь по крутому спуску или катаясь по проезжей части. Пусть нас не пустили в супермаркет на роликах. Пусть сегодня болят ноги…
Пусть!
Все равно все было замечательно.
Мы будем так кататься каждое воскресенье.
Так тепло, уже всходит зеленая трава на газонах. Люди оставили зимние куртки на крючках в прихожих. Снова можно сидеть на лавочках перед факультетом. Я выздоровела.
В этом году весна пришла даже раньше, чем обычно.

С прошедшим праздником всех девочек, девушек,женщин! =)
всех вас, извиняюсь, что не поздравила вовремя.

А еще с Днем Рождения мой дневник.) Недавно ему исполнился год. =)


17:18 

lock Доступ к записи ограничен

you can stand under my umbrella
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
02:23 

you can stand under my umbrella
Приветствую здесь Fayly, fi@lo4ka, IchiGO!, Lady-change, Night25, Rock_and_Love, Ири$ка, ЛешийБу, шагаю с улыбкой =)))
Это вам)


01:53 

(Воспоминание шестьдесят первое)

you can stand under my umbrella
Оглушающие басы, сигаретный дым, глоток текилы, яркая цветомузыка, неоновый свет, танец…. Сердце бьется в такт музыке. Тело чувствует ритм. Шарфик, расшитый бисером, блестит при каждом движении. Тону, с каждой минутой погружаюсь все глубже. Забываюсь. Хаус становится моим воздухом.
Сегодня в клубе было не так много людей, но все равно мне понравилось. Давно не была. Со времен «Кубка». Забыла, как люблю танцевать. Надо бывать почаще. Особенно с друзьями.) Особенно по таким поводам. Брукс сегодня стал вице-мистером ЮФУ. Молодец.) Он заслужил.
А я заслужила сегодня танцы и хорошее настроение.


heartbeat
all time
dancing
dancing
electro
is fine
it can
it can
get you moving


Танец – это волшебство. Я дышу музыкой. Поселиться бы на танцполе. В этом ярком свете. И с потолка падает пена, а за пультом симпатичный DJ.
Но приходится уходить. В полночь. Иначе Золушка превратиться в тыкву и не успеет сесть в карету, подъехавшую к клубу и призывно освещая фарами темноту ночи. Я уйду, когда часы пробьют 12.

Голова пуста. В ней нет мыслей, и это хорошо. Я подумаю обо всем завтра.
А сейчас…

00:19 

небольшая фотосессия

you can stand under my umbrella
я, группа, ФФЖ. фото Маши Шарварко, нашей старосты.
=) непостановочные)

лекция. здесь и на след. лина (т.е. я) в сером)




ффж идет в кино, покупает билеты) лина спиной в клетчатой куртке.


лина слева. опять что-то рисует...)


общее фото на английском) мида, а тут есть брукс)

00:09 

(Воспоминание шестидесятое)

you can stand under my umbrella
Наверное, я могла бы прожить тысячу жизней. Одной мне мало. Двух было бы тоже. В мире столько интересного, что этого не охватить, не пережить и не испытать и за миллионы жизней. А иногда так хочется.
Я ведь могла бы быть кем угодно, выбрать какой угодно путь, в один из узловых, ключевых моментов жизни повернуть в другую сторону и пойти по другой дороге.
Нет, я ни капельки не жалею о своем выборе. Я и решила стать журналистом потому, что именно он может узнать, встретить, увидеть, услышать и написать о чем угодно: от событий в Косово до фестиваля арт-хаусного кино, от церемонии вручения «Оскара» до праздника в детском доме для инвалидов, от отключения воды в доме по улице N до президентских выборов.
Журналист живет мало, но за это короткое время проживает сотни тысяч человеческих судеб: шахтера и флориста, актера и чиновника, сироты и подсудимого, авиадиспетчера и поэта, продавца на блошином рынке и суперзвезды. Он пишет жизнь, запечатлевает ее в движении, как камера схватывает реальность на миг. Краткая заметка репортера в ежедневной газете - как вспышка фотокамеры. Репортаж – как двухминутный ролик, на создание которого требуется несколько часов. Портретный очерк – как фото из старого альбома. Аналитика – как ясный человеческий взгляд.
Кто-то из журналистов писал, что человеческая история – плотно прилаженные друг к другу газетные вырезки. В каком-то смысле это правда. Каждый день – новое событие, новая жизнь. Чужая жизнь.
Свою оставляешь для себя, а не для работы.
Чем меньше ее будет на страницах газеты, тем лучше. Нужен только чистый, незамутненный взгляд. Объективный или субъективный, зависит от жанра.

Моя жизнь – в прошлом, настоящем и будущем остается здесь.
А в прессе я буду писать о событиях и людях, проживая сотни, тысячи, миллионы человеческих жизней.

П.С. С клавиатурой наконец-то все хорошо. =) Привезли папину)

автограф Тарасовой, как и обещала =) правда качество подкачало, макросъемки у меня нету(

21:31 

you can stand under my umbrella
пролила на kлавиатyрy апельсиновы соk. неkоторые бykвы не пропечатываются... а таk хотелось напечатать хороshи пост!
смеshно) мне на стольkо писем надо ответить, а я не моgy даже воти в почтy, т.k. в пароле есть бykвы, kоторые не печатаются... вы не zнаете, что можно сделать?
можно ее починить или нyжно поkyпать новyю?

20:10 

you can stand under my umbrella


20:05 

(Воспоминание пятьдесят восьмое)

you can stand under my umbrella
Первый день, который я провела сама с собой за эти каникулы. Первый день, когда не нужно было никуда ехать. Хотя я совершенно не жалею, что ездила туда, куда ездила. Подстриглась, теперь у меня волосы до плеч. Слегка непривычно. Сначала чувствовала себя так, как будто мне не 17, а 7. Хотелось кататься на карусели, есть сахарную вату, дуть мыльные пузыри, покупать шарики, наполненные гелием и смотреть мультфильмы. Все как в детстве.)
Недавно прочла где-то, почему буддийские монахи бреются на лысо. Они считают, что на волосах скапливаются проблемы. Я, конечно, бриться не собираюсь.)) Но после стрижки почему-то почувствовала себя свободнее.
А вчера я была на Открытом первенстве России по фигурному катанию среди юниоров. Они хоть еще и не взрослые, но катаются потрясающе. =) Надежда Сочи 2014. Я не поленилась взять автограф у Татьяны Анатольевны Тарасовой, еще там был Александр Жулин, но на время перерыва он таинственно куда-то исчез. И я белой завистью завидовала телевизионщикам и фотожурналисту, которых пустили в vip-литеру. А все потому, что у меня нет удостоверения СМИ… зато у меня есть автограф. Выиграли москвичи, это было и понятно. Их там было подавляющее большинство. Наша ростовская пара заняла только 4 место. Но все равно победители выиграли честно. И действительно катались замечательно. =)
Я люблю различные светские мероприятия, конференции, фестивали, вручения различных наград. Может быть потому, что я нечасто на них хожу. И они не кажутся мне скучными, если это действительно события. Я люблю приглашения, где на белой бумаге написано мое имя, люблю свое маленькое черное платье и золотистый кардиган, люблю шампанское в тонких хрустальных бокалах, но не люблю пышных банкетов. Мне просто нравится вся эта торжественная атмосфера и особое волнение, которое всегда чувствуется на церемониях. Тем более что здесь можно познакомиться с потрясающими людьми, которых никогда не встретишь в обычной жизни.
Если бы не одно из таких мероприятий, я никогда бы не встретила замечательного фотожурналиста, который работает на агентство France Press. Он постоянно в разъездах, чаще всего бывает в Европе, на улице его не встретишь. А его снимки я не могу описать словами. =)
Но я не хочу ходить на такие мероприятия, как на работу. Тогда вся прелесть пропадет. И просто станет скучно.
Я хочу бывать там нечасто, чтобы чувствовать разницу между обычной жизнью и этой, где ты понимаешь, что все, на кого ты смотришь по телевизору, про кого читаешь в журналах и газетах, - обычные люди.
Такие же, как ты и я.

01:08 

(Воспоминание пятьдесят седьмое)

you can stand under my umbrella
Вчера сдала последний зачет и закрыла сессию. Сначала болела голова. Очень. Потом часа через два, когда наелась с одногруппниками картошки в Маке, пришла в себя и наконец поняла, какое же это счастье. =)
Теперь у меня есть две свободные недели и лишние деньги. Теперь я точно могу сделать все, что так хотела, но не было времени. Теперь я могу делать все, что хочу. Теперь я могу наконец встретиться со старыми друзьями.
Сегодня утром солнечный свет заполнил комнату, и я впервые за долгое время проснулась сама, без упрямого жужжания будильника. И так странно было ощущать, что не нужно никуда бежать и ничего делать. Я так отвыкла от ощущения полной свободы и сначала пыталась чем-то себя занять, а потом… потом поняла, что могу отдыхать столько, сколько угодно. И не надо планировать время, делать пометки в блокноте или ежедневнике, опять куда-то спешить…
После непрерывной учебы бездельничать очень непривычно. Но так приятно. =)
Мое время теперь будет наполнено хорошей музыкой, сказками, солнечным светом, улыбками друзей, вкусом капуччино, любимым сериалом, походами по магазинам в поисках очередного красивого блокнота, катанием на коньках, умными книгами, фотографией, сменой имиджа, журналами, старыми голливудскими фильмами, шоколадными конфетами, разноцветными фломастерами и телефонными разговорами…
Все будет так, как хотелось когда-то. Хотя бы эти две недели.
Столько идей, надежд, мечтаний, планов в голове…

Единственное, что беспокоит, Артем снова звонил. Я схожу с ним еще раз на каток, но не более. Я вообще сейчас не хочу никаких отношений, хочу насладиться своей свободой.

23:34 

(Воспоминание пятьдесят шестое)

you can stand under my umbrella
Вес день наперекосяк…
Вернулась тетя после трехдневного отсутствия. Все это время она находилась неизвестно где, а меня сутками донимали по телефону ее друзья, которые ее «потеряли». Особенно это раздражало по утрам. Полдевятого или девять, звонили и спрашивали, хотелось бросить трубку.
Днем приходил папа. Видимо, он «немного» выпил и начал пороть всякую чушь про третьего ребенка, мою профессию и министров…
Так прошло полдня, и за это время я прочла только страниц 15 учебника...
Тетя вернулась вечером и сразу же стала наводить свои порядки.
<…>
Меня трясет. Нет, я не злюсь. Нервы. Выносить это невозможно. Пальцы неровно стучат по клавиатуре, рывками. Я вытягиваю руки вперед, и пальцы дрожат сами по себе, помимо моей воли. В колонках рок. Громко. Чтобы он перекрывал ее крик.
И пусть за окном ночь. Пусть надо мной еще есть люди. Может я и мешаю им, но она что-то не думает, что сама своим криком мешает им гораздо больше.
Как же она меня бесит. Не могу успокоиться. Делаю ошибки в словах. Стираю. Печатаю снова.
Раздражение. Беспокойство. Нервы. Дрожь. Опустошенность. Душа не на месте. Хочется кричать, но нет сил. Хочется царапать ногтями стекло, чтобы скрипело, но к несчастью я обрезала ногти. Хочется разбить что-нибудь, но жалко, глупо и не выход.
Хочется, чтобы она больше не появлялась у меня дома.

Какое она имела право говорить мне, что это не мой дом, и чтобы я уходила отсюда?!
Если ей что-то не нравится, пусть уходит сама. Нечего цепляться к мелочам.

LEAVE, GO AWAY! GO WHERE YOU’VE COME FROM! I DON’T WANT TO KNOW YOU ANY MORE!

If she doesn’t go away I’ll call the police. >=)

21:22 

reading

you can stand under my umbrella



all this time I was reading. from morning till night. I think I will hate it after all. for some time.

18:37 

Here's a little poem I wrote...

you can stand under my umbrella
Just an ordinary girl

She’s looking at the window frame,
Nobody knows her exact name.
She’s not the bravest in this world,
She’s just an ordinary girl.

She has some troubles in her life
And that’s the thing she can’t deny.
She often used to change her home,
The only place she wants to go.

She still believes in fairytales,
She often used to make mistakes,
But she lives brightly in the world,
Though, she’s an ordinary girl.


This is a poem I wrote about myself. =)

01:32 

(Воспоминание пятьдесят пятое)

you can stand under my umbrella
Дома… весь день в обнимку с учебником по древнерусской литературе. Взгляд скользит по строчкам, а мысли где-то далеко. В волшебной «Галерее кукол», в «Красном кубе», в магазинчиках канцелярских товаров, в музыкальной школе, которую закончила 3 года назад, в маленькой художественной галерее-магазине на Горького, где так хочется купить альбом акварельной бумаги, новые краски, кисти… И снова превращать листы простой бумаги во что-то красочное, яркое, необыкновенное. Снова испачкать пальцы красным, синим, фиолетовым. Снова потратить 3-4 часа на очередной рисунок. Снова любоваться своей работой, а всем говорить, что я так балуюсь. Снова творить, снова улыбаться, снова рисовать и получать от этого удовольствие…
Я куплю холст и масляных красок. И напишу подсолнух. Чтобы тому подсолнуху, написанному пару лет назад на фанере, было не так одиноко. А еще я куплю рамки. Для обеих картин. Чтобы они не лежали на пыльном шифоньере под завалами книг, которые я постоянно покупаю и не могу прочитать до конца.
Кроме картин я не умею делать своими руками ничего материального. Почему-то все, что я делаю, нельзя потрогать, нельзя к этому прикоснуться. Рассказ, стих, песня, соната, танец, статья… Все, что я делаю, - нематериально. Подержать в руках можно только картину, рисунок или фотографию.
Все остальное нужно почувствовать…
Я люблю дарить такие вещи. Ты не поставишь на полку мою песню, на ней никогда не появится слоя пыли, которую постоянно нужно вытирать, она не будет одиноко лежать где-то далеко в ящике стола, ожидая, пока ты случайно не наткнешься на нее в поисках ручки или тетради.
Она будет в твоей памяти. Навсегда. Она будет такая же живая, чистая и звонкая, как в тот день, когда я подарила ее тебе.

И все-таки хочется научиться делать что-то такое, что можно прижать к сердцу. Как теплый шарф, связанный мамой. =)




22:20 

(Воспоминание пятьдесят четвертое)

you can stand under my umbrella
Всегда почему-то считала, что закрытые записи ни к чему. А теперь… Сама закрываю от посторонних глаз. Слишком много людей из реала могут попасть сюда. Когда душа вот так, как раскрытая книга, с одной стороны хорошо, что можешь поделиться переживаниями, а с другой – становишься такой уязвимой… Эта запись будет закрыта, чтобы ее не мог прочесть один человек.

Он хороший парень…
Артем.
Да, все было замечательно в тот субботний вечер на катке. И обжигающий кофе, и ветер в лицо, и скользкий лед, и тепло руки, и веселый смех, и улыбки, и радость, и падения, и мое веселое настроение. В тот вечер я еще долго была в самом романтическом настроении, зажгла елку, читала, слушала любимую музыку, пела…
Все было замечательно. Но… Это «но» почему-то закралось мне в душу. Мне льстят эти звонки, беспокойство за меня, предложения подвезти. Льстят, но не более того. Вряд ли мы будем встречаться.
Он хороший парень… Но меня в нем ничего не цепляет. Я не вижу индивидуальности. Да, все люди уникальны, только в нем я не разгляжу той черты, которая делала бы его неповторимым. Я не разгляжу в нем того, что могло бы отличить его от тысяч других хороших парней.
Я знаю, что нравлюсь ему. Но не хочу его обманывать. Я не знаю, как к нему отношусь. Еще не определилась. Легче быть сейчас одной, отношения отбирают свободу. Ту, что мне так дорога. И в тоже время хочется любви.
Теперь я понимаю, что всегда любила не каких-то конкретных людей, а саму любовь, это опьяняющее, неповторимое, теплое чувство. Это счастье в груди. Этот блеск в глазах, который видят все и спрашивают, что со мной, почему у меня взгляд так светится. Это чувство, когда кажется, что круглый год весна. Других времен года просто не существует.
Я влюблена в любовь. Это самое естественное для меня состояние. Хотя мне нравится моя свобода, и я не назову ее одиночеством, потому что не одинока. Мне вполне хватает семьи, друзей, одногруппников, однокурсников, да и просто знакомых. Внимания со стороны парней тоже достаточно. Взять того же Артема, Мишу, Антона… Хотя с Антоном – это просто смешная дружеская переписка, что меня вполне устраивает. =)
Хочется взаимной любви… но жалко терять свободу.
Она бесценна.
Но тому, кого действительно по-настоящему глубоко полюблю, и кто так же полюбит меня, ее часть отдам даром. Прямо в руки. И попрошу сохранить и беречь.

А может, я все еще живу старыми воспоминаниями? Может, это все ностальгия по ушедшим чувствам, которые сначала сделали меня самой счастливой на свете, а потом разрушили душу до основания? Может быть…

Но теперь я вряд ли выдержу чувства такой силы.

Я открываю эту запись, потому что закрыла блог от незарегестрированных. так что больше не опасаюсь, что кто-то сюда пролезет и что-то прочтет. )

along the way

главная