20:37 

Пламя.

you can stand under my umbrella
Размещаю здесь один из своих лучших рассказов. Его мало кто читал.


Мама, мамочка! – звонкий детский голос.
В ночи. Яркий огонь освещал степь, его искры взмывали до небес. А эти небеса скрывала завеса дыма.
- Мама! Где ты?!
И только треск огня. Но он не мог заглушить душераздирающие детские крики. По щекам маленькой девочки катились горькие слезы. Тринадцатилетний подросток закрывал ей лицо руками.
- Соня, мама с папой спаслись. Нас найдут, мы вернемся в город и обязательно встретим их там, - тихим голосом шептал он девочке на ухо.
- Правда?
- Конечно, - говорил он еще тише, едва веря собственным словам. А в глазах отражалась лишь темная степь, яркое пламя и огромное крыло упавшего самолета.
- Успокойся, пожалуйста. Скоро приедут спасатели.
- Костя, они найдут маму? А папу? – Соня поправила испачканное в крови и копоти белое платьице.
Он только кивнул с грустной улыбкой на лице. И, казалось, почти не мог сдержать слез. Вот одна покатилась по щеке. Еще одна… В этой катастрофе они потеряли все: родителей, вещи, надежду на светлое будущее.
В огне можно было различить фигуру человека. Покачиваясь, он медленно шел по направлению к детям. Красные блики плясали по его грязному, изуродованному лицу.
- Дети, - хрипло произнес он.
- Папа! – маленькая Соня кинулась ему навстречу.
А человек в лохмотьях внезапно упал замертво, успев пробормотать только:
- Дети живы…
- Папа! – девочка упала на колени. – Очнись, очнись же! Папочка… не умирай, пожалуйста, только не умирай.
Лицо Сони покраснело от горьких слез, спина содрогалась от рыданий, а белое платье совсем промокло. Пятилетняя девочка сжимала еще теплую руку отца и тихонько повторяла:
- Папа, папочка, не оставляй нас…
Костя даже не решился подойти, заглянуть в эти остекленевшие, но до боли знакомые глаза. Он только отвернулся, пряча от сестры слезы. А перед глазами был только серый туман.
Безлунную ночь в степи освещал лишь огонь пожара. Треск сухой травы. Детские всхлипы. Шепот ветра в поле. Языки пламени до небес. Того пламени, в котором погибли родители. Того пламени, что теперь согревало их этой холодной ночью.
Маленькая Соня уснула рядом с Костей, а в его глазах еще долго отражались обломки самолета.
«Родителей больше нет… Что теперь делать. Как жить?.. Почему именно они?» - проносилось у подростка в голове.
Он всегда знал, что, вырастая, люди теряют своих близких. Но почему так рано? Почему к ним так жестока судьба? Почему?!
Девочка тихо спала без снов, выплакав все слезы. Она была в состоянии шока. А Костя только сжимал кулаки, не в силах что-либо изменить.
«Я хочу, чтобы этого дня не было!»
Беспомощный перед лицом судьбы, он опустил руки, глядя в землю. Перед глазами мелькали образы, рваные в клочки воспоминаний: мать, обнимающая Соню, стюардесса с натянутой улыбкой на лице сообщающая: ”Уважаемые пассажиры, самолет вошел в зону турбулентности, но это временные трудности. Пожалуйста, оставайтесь на своих местах и пристегните ремни”. А еще Косте вспомнилось твердое, будто каменное лицо отца.
“Он знал! Точно знал, что слова стюардессы - вранье, что самолет разобьется”.
А потом… Потом, когда самолет стал терять высоту, гул турбин не мог заглушить крики людей в панике. Пассажиров просто вжимало в кресла, но они все равно пытались дотянуться до окон и двери. Но не смогли… Удар. Ужасный по силе удар, а через несколько секунд – взрыв. Все пылало в огне. Костя даже не помнил, как выбрался из горящего самолета и вытащил сестру.
Так и прошла самая холодная ночь в их жизни. В мучительной бессоннице и мыслях о катастрофе.
Кроваво-красная заря, яркий диск солнца на востоке, капельки росы на сухой траве, по которой пробегал холодный ветер. Утренние лучи осветили дымящиеся обломки самолета. И двух детей, спавших в степи.
Костя приоткрыл глаза. Смотреть на восходящее солнце было больно, просто невыносимо. Сестра все еще спала. На ее грязном личике не было и тени улыбки. Соня. Просто упрямая маленькая девочка. Иногда капризная. Иногда любопытная. Она была совсем еще ребенком, жила в ярком и красочном мире. Но сейчас он лопнул. Лопнул, как большой мыльный пузырь. Или воздушный шар. А вокруг жестокая реальность.
Подросток встал и оглянулся. Кроме них никого. Совсем никого. Пустое поле и зеленые лесополосы. А Костя так надеялся, что к утру здесь появятся спасатели.
«Наверняка, никто еще не знает о катастрофе», - пронеслась в его голове мысль отчаяния.
Он посмотрел на сестру. Они никогда не были близкими людьми. Частые ссоры, насмешки со стороны Кости, мелкая месть со стороны Сони. Они жили, как кошка с собакой, то есть, как обычные брат с сестрой. Но когда случалось что-то серьезное, забывали все свои разногласия. Потому, что родные.
Брат и не заметил, как проснулась Соня.
- Костя, а где мама? – тихо произнесла она.
Молчание в ответ.
- Где мама? – повторила девочка, думая, что он ее не расслышал.
И снова тишина.
- Костя?!
- Что, Костя? – он недовольно посмотрел на сестру.
- Почему ты не отвечаешь? – обиженно спросила она.
- Потому, - он отвернулся.
- Ну почему?
- Разве ты не понимаешь? – ему очень не хотелось отвечать на этот вопрос. Слишком больно. Рана в его душе все еще кровоточила.
- Ну, где же мама? – не успокаивалась упрямая девочка, вставая и поправляя платье.
Этот бестактный вопрос начинал выводить его из себя.
- Где она?
- Да нет ее! – не выдержал Костя. – Мама умерла… Умерла, слышишь! Ее больше никогда с нами не будет. Ты ведь помнишь, как она говорила в самолете: «Это временные неполадки. Скоро мы прилетим. Все нормально». И только после катастрофы оказалось, что на самом деле все было совсем не так… Она говорила это только для того, чтобы нас успокоить. Мама погибла, как и папа! Мамы нет!
Повисла мертвая, гнетущая тишина. И только ветер пробегал по траве.
Тяжело дыша, Костя посмотрел на пораженную сестру. Ее лицо побледнело, она не могла сказать ни слова. На глаза выступили слезы. Казалось, девочка вот-вот разрыдается.
- Прости, - он отвернулся.
И в ответ услышал только приглушенные всхлипы.
- Прости, - повторил Костя. – Но это правда.
Девочка лишь заплакала сильнее.
- Зачем ты сказал?
- Ты сама меня спрашивала, - он посмотрел в землю. – А теперь успокойся. Успокойся, пожалуйста.
Он всегда хотел быть сильным, твердым, решительным, как его отец. Костя всегда к этому стремился. Но сейчас. Сейчас ему не хватало той смелости, стойкости, уверенности. Он только казался взрослым. Но не был им. А каким он был? Серьезным, недоверчивым. Костя умел разбираться в людях, читать по глазам, безошибочно отличать правду ото лжи. Раньше он никогда не позволял себе выставлять эмоции напоказ, тем более, плакать, даже когда в раннем детстве умер любимый пес. Но это не значило, что он был бесчувственным.
«А теперь. Теперь я буду сильным! У Соньки кроме меня никого нет. А у меня – кроме нее», - подумал он, глядя в бескрайнюю степь.
Маленькая девочка вытерла слезы подолом грязного платья.
- Я… я больше не буду плакать, - запинаясь, произнесла она.
- Хорошо, - брат впервые после катастрофы улыбнулся ей.
А уже где-то совсем близко шумно разрезали воздух лопасти вертолета. Тысячи людей слышали в новостях о падении пассажирского самолета. К Косте с Соней летела бригада МЧС, врачей и психологов. Но брат с сестрой об этом не знали. Вертолеты казались маленькими точками в голубом утреннем небе.
Шум все ближе. Ветер прижимал траву к земле. А несколько вертолетов уже сели. Косте казалось, все было как в тумане. Кто-то схватил за руку, кто-то осмотрел, кто-то говорил про подозрительный черный ящик.
- Только вы выжили?
- Да, - односложно ответил Костя, держа сестру за руку.
- Ты не ранен? – глядя ему в глаза, спросил врач.
- Нет.
- А девочка?
- Тоже, - он только сильнее сжал ее руку.
Вокруг люди в белых халатах и синих комбинезонах, несколько камер и что-то говорящий в микрофон репортер. Его голос, голоса других людей и шум вертолетов сливались в один невыносимый гул, который еще долго стоял у Кости в ушах.
Он опомнился только тогда, когда дымящееся крыло самолета медленно удалялось от него в окне. Они с сестрой снова летели.
Летели туда, где их ждала новая жизнь. Пусть без родителей. Пусть эта новая жизнь казалась страшнее старой. Пусть Костя сломал несколько ребер, но даже не заметил этого. Пусть.
Он станет сильным душой и телом и теперь не боится смерти. Она больше не заплачет. И они вместе будут бороться за свою жизнь.
Потому, что ее пламя в их сердцах еще не угасло…

URL
Комментарии
2007-04-13 в 20:47 

А_О
Иэх.. читала я этот рассказ.. тяжелый, один из твоих ранних...

2007-04-13 в 21:09 

you can stand under my umbrella
А_О, да нет, не из ранних. Он был написан в августе прошлого года. Занял в лит. конкурсе на гротке пятое место. Сейчас отправила в Блогбастер =)
Да, он действительно тяжелый. Но тема была дана такая. Тем более, я драмы люблю) И я искренне считаю его удачным. Он производит впечатление на людей.

URL
2007-04-14 в 22:57 

Wind-Ta
Мио комплименты автору) Жаль, что этот рассказ занял пятое место, думаю, его можно оценить выше.

2007-04-15 в 00:32 

you can stand under my umbrella
Wind-Ta, спасибо)) А на конкурсе судьи оченЪ придиралисЪ. При чем ко всем. Не я одна такая. А выбрали рассказ, написанный в стиле, в котором пишут фики по аниме и манге... блииин...

URL
2007-04-16 в 14:25 

К_О_Ш_А
"A man wants to be a woman's first while a woman wants to be a man's last."
ноу комментс..я ревела.. :weep2: :weep: Твоему таланту я могу только позавидовать белой завистью!!

2007-04-17 в 14:44 

you can stand under my umbrella
К_О_Ш_А, спасибо, скоро еще выставлю рассказов, если тебе нравится))

URL
     

along the way

главная