23:56 

(Воспоминание девяносто четвертое)

you can stand under my umbrella
С белой сиренью в руках я вернулась в свой одинокий подвал, где всегда нужно задергивать шторы. Моя квартира выглядит так, будто здесь прошел торнадо. А все потому, что четыре дня подряд я ношусь по городу как ураган. Я прихожу дома только переночевать и пообедать, когда это получается.
Туда и оттуда. Я повсюду. Швы сняли, раны зажили, хотя шрам и остался.
Читаю Гюго в автобусах. Бегаю и снимаю часами. Пытаюсь успеть везде. Пью чай, приготовленный на полевой кухне. Улыбаюсь…
И во мне… так много. В душе, в сердце. Меня переполняет. Вдохновение, нежность, радость, легкость. И хочется летать.
А я просто девочка-белый воротничок с камерой в руках. И улыбки ветеранов заставляют меня улыбаться тоже. Сегодня их праздник. Сегодня все для них. Без их подвига мир был бы гораздо печальнее.
Сегодня праздник детей, которые еще мало знают о подвиге прадедов. Которым просто хочется фотографироваться рядом с боевой машиной пехоты, держать в руке красный шарик и смотреть на парад с папиных плеч.
Ветераны сажали 64-е дерево в парке, смотрели концерт, надели все свои медали и ордена. Солдаты несли знамена и маршировали по асфальту. Милиция чудом пропустила меня ближе. Салют был вечером. А до этого – дождь, концерт под открытым небом, танки времен войны, георгиевские ленточки, работа, работа, работа и долгие разговоры с мамой…
О том, как сейчас тяжело. О том, что привело меня к психотерапевту в прошлую среду. Я в тот день говорила и плакала от нахлынувших воспоминаний, не стесняясь своих слез. А ведь я никогда не плачу на людях. Но тогда все было по-другому. О том, что произошло с моей семьей и почему же ее не стало. О том, что если хочешь чего-то добиться в этой жизни, приходиться бороться.
Если бы я только могла выбирать. Но выбора у меня нет. К сожалению или к счастью.
Психотерапевт правильно сказала. Я – Маргарита, которая ждет своего Мастера. Нужно перечитать Булгакова. Только когда у меня будет время. Может, лучше бы у меня в вазе вместо сирени стояла мимоза. Но она уже давно не цветет.
Новый московский босс был сегодня очень добр ко мне. Старый тоже.
Мне сейчас так тепло, что хочется кружиться в танце. Мне сейчас трудно выразить чувства словами. Это что-то внутри. Что-то возвышенное, что переполняет меня. Что-то, чего я давно не чувствовала.
Это лучше всего выразить одним движением. Объятием.

When the wind blows your house of cards
I’ll be a home to your homeless heart.
Amanda Stott

URL
Комментарии
2009-05-10 в 00:04 

curly
Дак ведь я - дитя природы, пусть дурное, но - дитя. (с)
Хочется передать тебе частицу своего тепла. Попробуй ее поймать и почувствовать(

2009-05-13 в 14:13 

you can stand under my umbrella
curly я ее чувствую))

URL
2009-05-13 в 17:40 

curly
Дак ведь я - дитя природы, пусть дурное, но - дитя. (с)
Хорошо...

     

along the way

главная